Сделать стартовойДобавить в избранное
 
 
 
 
Мы армяне Гость номера Армянский бренд Это интересно Панармянские форумы Кулинарная Армения Вопросы и ответы
 
   
 
Секрет СЕМЬДЕСЯТ ПЕРВЫЙ

Секрет СЕМЬДЕСЯТ ПЕРВЫЙ...надо знать и любить напевы своей Родины – ведь музыка, это душа народа...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Кавказское Армянское Благотворительное Общество (КАБО)

Кавказское Армянское Благотворительное Общество (КАБО)...КАБО было основано в ноябре 1881 года в Тифлисе. Большая заслуга в этом принадлежит врачу Баграту Абраамовичу Навасардяну...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
НЕСГИБАЕМЫЙ АРЦАХ/Ашот Бегларян

НЕСГИБАЕМЫЙ АРЦАХ/Ашот Бегларян...Ашот Бегларян – помощник президента НКР, писателб, журналист, член союзов писателей Нагорного Карабаха и Армении
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Мхитар Себастаци и созданная им Конгрегация (Братство)

Мхитар Себастаци и созданная им Конгрегация (Братство)...Мхитар Себастаци - основатель арменистики, это величина, которая своим масштабом, значимостью может быть сопоставима лишь с Месропом Маштоцем, его деятельность - поворотный пункт армянской культуры...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
«ЛЕТНЯЯ ШКОЛА «ДИАСПОРА» 2016»

«ЛЕТНЯЯ ШКОЛА «ДИАСПОРА» 2016»...Министерство Диаспоры совместно с Ереванским государственным университетом в 2016 году продолжают программу летней школы «Диаспора»...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Армянская долма

Армянская долма...Долма́ — блюдо, представляющее собой начинённые овощи или листья, голубцы в виноградных листьях. Начинка обычно готовится на основе риса, может также содержать отварной мясной фарш...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
 
Приемная консулаДобро пожаловать в Приемную Консула Республики Армения в Грузии. Здесь Вы можете задать вопрос по любой, волнующей Вас, теме, связанной с консульскими услугами и, заполнив форму, направить электронное послание в адрес нашей редакции.
 

войти в приемную

 
     
 
   
 
ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ГЕНОЦИДА АРМЯН

ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ГЕНОЦИДА АРМЯН...В Советской Армении этот день был впервые отмечен... в 50-ю годовщину трагических событий...
 

показать все вопросы и ответы

 
     
 
   
 
Митинг в Тбилиси, несмотря на форс-мажор, состоялся
 
Митинг в Тбилиси, несмотря на форс-мажор, состоялся
показать все репортажи
 
     
 
     
 
 
Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙ
 
 
Искусство оставаться армянином
 
   
Во всем мире за армянами закрепилась слава надежного партнера. "Если армянин сказал – то обязательно сделает, несмотря ни на что" – так говорили и говорят сегодня про армян в Иране, такого же мнения про живущих среди них армян и арабы Ирака, Ливана, Сирии, Египта, и т.д.

Написав эти строки, я вспомнил одну давнюю историю, которой хотелось бы поделиться с Вами, дорогие наши читатели.

***

Эшелон на восток

Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙДело было где-то в начале восьмидесятых годов прошлого века. Я тогда был кадровым офицером, капитаном и служил в Средне-Азиатском Военном округе, в Киргизии, в городе Рыбачье, что в предгорьях Тянь-Шаня, на берегу озера Иссык-Куль.

Перед самыми ноябрьскими праздниками меня, как единственного в полку офицера-армянина, отправили в командировку за молодым пополнением в Ереван.

Не буду рассказывать, как я добирался до столицы советской Армении – это не интересно, начну рассказ с того момента, когда на плацу призывного пункта Республиканского Военкомата, мне передали двадцать, отобранных мною по документам, парней.

Справедливости ради хочу отметить, что заменил в первоначальном военкоматском списке всего одного юношу – у него, по документам было подозрение на приступы эпилепсии, и, как ни убеждал меня офицер военкомата, формировавший мою команду, что призывник вполне нормальный, а справка врача – обыкновенная липа, – я не изменил своего решения, предоставив военкоматчику самому разбираться и с юношей, и с врачом, выдавшим подобную справку.

Убедившись в моей несговорчивости, офицер, тяжело вздохнув, подвёл меня к отдельно стоящей коробке призывников. Это был резерв. «Кто хочет пойти служить в армию?» – спросил я у, стоящих уже несколько часов на солнцепёке, ребят. Несколько человек подняли руки. Мне приглянулся высокий, атлетического сложения юноша. Подойдя к нему, я, уже обращаясь только к нему, спросил: «Поедешь со мной?». Юноша улыбнулся и согласно кивнул. Я не хотел обманывать парня. «Служить будешь далеко от дома» – предупредил я. В ответ услышал «Ничего. Это даже хорошо. Меньше соблазнов». У меня вопросов больше не было. Быстро переоформили документы на мою команду, и мы, вместе с другими направились на ереванский вокзал, где в тот день формировали эшелон в Среднюю Азию. Я невольно залюбовался зданием вокзала, а памятник Давиду Сасунскому произвёл на меня неизгладимое впечатление. Стыдно признаться, но я, коренной тбилисец, до того момента был в Ереване только в далёком детстве и, конечно, ничего не помнил.

Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙНа перроне всех призывников распределили по вагонам. Нам достался последний вагон, а меня, как старшего по званию, назначили его начальником, прибавив к моим двадцати парням ещё семьдесят, которые были отобраны для службы в учебной дивизии, располагавшейся на территории Казахстана в степи под названием От-Ар, или как его называли военнослужащие старожилы – «долина смерти».

Наконец подогнали наш поезд – Ереван-Баку-Ташкент. Построив призывников перед своими вагонами, опытные офицеры, много раз участвующие в перевозке молодого пополнения, приступили к обычному в таких случаях досмотру вещей призывников. Искали выпивку, сигареты и холодное оружие.

Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙЯ никогда до этого дня не был в роли, как нас называли в Ереване на армейском жаргоне – «покупателя», поэтому мне претила всякая процедура, напоминающая обыск, и я, нарушая все нормы и правила, просто выстроил своих ребят, объявив им, что считаю недостойным уважения по отношению ни к себе, ни к ним, рыться в их вещах, и прошу их соблюдать правила поведении в общественном месте – будь то плацкартный вагон, здание вокзала или улица города.

После этого я попросил тут же на перроне встать по девять человек – так с кем они хотели бы ехать в вагоне в одном купе плацкарта. После недолгого перестроения мы начали посадку в поезд.

В вагоне нас было, не считая проводниц – два офицера, четыре сержанта и 70 призывников из разных уголков Армении. Как в любом месте бывшей нашей родины – СССР, когда на небольшом пространстве вместе собирались более одного армянина, становилось достаточно шумно, так и в переполненном вагоне стоял гвалт.

Ребята устраивались, заполняя все три этажа плацкартного вагона. По моему приказу, сержанты обошли каждое купе и, уже тогда, отдавая дань демократии, провели «выборы» старших по соблюдению порядка и чистоты. Восемь купе – восемь старших. Все они собрались через полчаса в моём купе. Я стал им объяснять, что можно делать, а что нельзя. Я заверил их, что не тешу себя мыслями и не обольщаюсь насчёт того, что мои слова на перроне в отношении соблюдения порядка и дисциплины на всём пути следования до места назначения, дошли до сердца и мозгов каждого юноши.

Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙ«Знаю. Уверен, что у каждого в вещмешке есть спиртное, но отнимать его не намерен. Давайте заключим джентльменское соглашение. Всё что должно быть выпито, в пределах разумного, конечно – должно быть выпито за сегодняшнюю ночь и без всяких эксцессов. Всякий звук громче шёпота будет караться наказанием – экспроприацией всего спиртного и с последующей экзекуцией в виде уборки всего вагона. Всё спиртное, которое будет найдено после завтрашнего утра, будет конфисковано и не обязательно вылито. Указание насчёт громких разговоров и выпивки действительно на всём пути следования до части».

Получив согласие от старших по купе, мой попутчик – молоденький лейтенант из учебки и я, стали готовиться к долгой дороге – составили полный список личного состава согласно их размещению в вагоне, отметив фамилии старших, расписание дежурств по вагону сержантов, отметили для себя населённые пункты, где нас ждали пересадки.

Наконец, поздно вечером наш поезд тронулся в путь. За окнами мимо проносились ночные пейзажи Армении. Поезд шёл на юго-восток к Нахичевани, а затем свернул на север. Ночь прошла спокойно. Как и было обещано – ни одна бутылка не была отобрана, хотя по вагону разливался запах хорошего армянского коньяка, смешанный с ароматом кизиловой и тутовой водки.

К вечеру следующего дня подъехали к паромной переправе Баку-Красноводск. Мы выгрузились из вагонов и вошли на паром. Наши вагоны с вещами, также были погружены на этот же паром, только на грузовую платформу.

Ребята с сержантами расположились в общей каюте. Для офицеров были выделены каюты-люкс. Глубокой ночью мы вышли из порта Баку и направились по Каспийскому морю к берегам Туркмении. Море в тот день штормило. Большие волны раскачивали паром из стороны в сторону. Я проснулся от приступа тошноты. Перед сном мы плотно поужинали жареной курицей с армянским коньяком. Сейчас всё это просилось наружу. Выйдя из каюты, я, с трудом сохраняя равновесие, направился к туалету. Освободив желудок и почувствовав облегчение, я наведался в общую каюту. Открывшееся зрелище повергло меня в уныние. По тому, что в хаотическом порядке расплескалось на полу, можно было определить меню блюд, из чего состоял ужин молодых ребят. Многие с зелёнными лицами, широко открыв рот, буквально переламывались пополам от многократных спазматических позывов опустошённых, измученных качкой, желудков. Я, растолкал офицеров, и мы принялись выводить молодых ребят на верхнюю палубу, на свежий воздух. Там им стало легче. Остаток ночи провели на палубе, не смыкая глаз.

Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙУтром подошли к Красноводску, где без особых приключений вновь погрузились в вагоны, и поезд понёс нас, уже, по бескрайним туркменским пустыням. Иногда мимо нас проносились редкие домики, иногда мелькали всадники на конях. Один раз мы увидели большого, мохнатого верблюда, медленно пережёвывающего какую-то колючку, которая свисала у него из-под нижней губы.

А в вагоне жизнь текла своим чередом. Каждые два часа проводилась уборка купе и вагона очередными дежурными. Остальные, кто лёжа на койке, кто сидя на своих местах, шёпотом переговаривались, развенчивая миф о несдержанности армян.

В вагоне царила чистота и порядок. Ребята освоились с правилами, установленными мной и, не переча, следуя нашему уговору, с улыбкой и достоинством принимали наказание, следовавшее за нарушениями этих правил. Немного отвлекаясь, скажу, что к концу нашего путешествия у меня набралась неплохая коллекция марочных коньяков – Ахтамар, Двин, Васпуракан, Наири, Юбилейный, Арарат и др., а также целый набор армянских вин.

ПСекрет СЕМИДЕСЯТЫЙо туркменской степи мы ехали несколько дней. В один из первых дней к нам зашёл начальник эшелона, генерал – один из заместителей командующего Среднеазиатского военного округа. По началу, зайдя в вагон, он подумал, что ошибся, однако, увидев меня, спросил удивлённо: «А где пополнение?» – в голосе его сквозила некоторая растерянность. Я, не поняв сути заданного вопроса, глянул вглубь вагона и пожал плечами. Вроде всё в порядке. Все на месте. Старший офицер прошёл вместе со мной по чистым купе, удивлённо разглядывая моих ребят, задавая им порой незначительные вопросы. Получив ответ, удовлетворённо кивал головой и шёл дальше по вагону.

Окончив опрос молодых парней и, пройдя в купе проводников, он произнёс: «Казалось бы народ один, а какая разница. Сейчас прошёл по остальным вагонам, где едут призывники-армяне. Это тихий ужас. Проводники стонут от них. В соседнем вагоне чуть проводницу не изнасиловали. Везде пьяные, грязь, невыносимый шум, а здесь – как будто попал в иной мир. Нет, не виновата молодёжь – вернее, не так виновата молодёжь, как виноваты те горе-офицеры, которым поручено было этих ребят доставить до части. Ох, скорее бы добраться до места» – тяжело вздохнул офицер и с этими словами решительно вышел из вагона. Больше он ко мне не заходил.

Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙЧерез два дня после этого начальственного визита мы сошли на пыльный перрон Ташкента. Немилосердно жгло узбекское солнце. В ожидании поезда на Курдай, который проходил через От-Ар, мы расположились с ребятами в здании вокзала, отгородив скамейками некоторую площадь. Свои запасы и продукты, выданные в дорогу военным ведомством, у нас кончились. Как помню – это было уже 5 ноября. Видя, что не успеваем к празднику попасть в часть, мы решили послать поздравительную телеграмму от имени молодого пополнения, адресованную личному составу отдельного мотострелкового полка, ряды которого пополнятся за счёт вновь прибывающих со мной ребят. Собрав деньги на продукты и на телеграмму, мой сержант и Каро – самый старый из всех призывников – ему исполнилось уже двадцать лет, – отправились в незнакомый для них город, оставив меня волноваться, вплоть до их благополучного возвращения.

Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙК вечеру мы вновь очутились в поезде, за сутки, без всяких приключений, домчавшего нас до станции назначения. Попрощавшись со следующими в учебную дивизию ребятами, мы купили билеты на автобус до Фрунзе (сейчас это Бишкек). Здесь не обошлось без накладки. Наш номер рейса был объединён с идущим вслед за ним автобусом, который вследствие этого был переполнен. Многим из нас пришлось провести несколько часов на ногах, в узком проходе «Икаруса».

Наконец-то поздней ночью мы попали на вокзал Фрунзе, откуда уходили в сторону Рыбачьего рейсовые автобусы. Но так как было уже три часа ночи и естественно никаких рейсов, ни в какую сторону не было, у нас было два выхода: ждать до утра, так как проездные воинские документы действительны только при покупке билетов на рейсовые автобусы, или нанять частный автобус. Приняли второй вариант. Всё тот же Каро организовал сбор денег и через двадцать минут мы уже ехали на жёлтом «Пазике» в сторону жемчужины Киргизии – Иссык-Куля.

Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙДобравшись за три часа до желанной части, моя команда, утомлённая дорогой, нестройным шагом входила в ворота воинской части, расположенной на высоте более чем 1500 метров над уровнем моря. Я передал дежурному по части своих ребят и, попрощавшись с ними, усталый направился к себе домой, где меня ждала любимая жена и годовалая дочь. Было раннее утро 7 ноября 1979 года.

Хочу напоследок отметить, что в последующие два года, из двадцати привезёных мною парней из Еревана – восемнадцать побывало в краткосрочном отпуске на родину. «За отличия в боевой и политической подготовке» – объявлялось в приказе по части, и это было справедливо.
Секрет СЕМИДЕСЯТЫЙ
Действительно, они своим трудом, своим честным отношением к порученному делу, заслужили этот вид поощрения, о котором, на протяжении всей своей нелёгкой службы, мечтал каждый советский солдат, независимо от его национальности. Вот каких замечательных ребят я привёз из Еревана.

***

Вот такая вот история.
 
 

Смотрите также:

  • Секрет ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ
  • СЕКРЕТ ТРИДЦАТЬ ПЯТЫЙ:
  • Левон Осипов - заслуженный художник Грузии
  • Левон Осипов – Заслуженный художник Грузии
  • Артур Саркисян: патриот не на словах


  •  
     
    Добавление комментария
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить если не виден код



     
         
     
     
      О проекте | Команда | Написать письмо в редакцию Rambler's Top100 Copyright © Armenian Art Hall. 2009