Сделать стартовойДобавить в избранное
 
 
 
 
Мы армяне Гость номера Армянский бренд Это интересно Панармянские форумы Кулинарная Армения Вопросы и ответы
 
   
 
Секрет СЕМЬДЕСЯТ ПЕРВЫЙ

Секрет СЕМЬДЕСЯТ ПЕРВЫЙ...надо знать и любить напевы своей Родины – ведь музыка, это душа народа...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Кавказское Армянское Благотворительное Общество (КАБО)

Кавказское Армянское Благотворительное Общество (КАБО)...КАБО было основано в ноябре 1881 года в Тифлисе. Большая заслуга в этом принадлежит врачу Баграту Абраамовичу Навасардяну...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
НЕСГИБАЕМЫЙ АРЦАХ/Ашот Бегларян

НЕСГИБАЕМЫЙ АРЦАХ/Ашот Бегларян...Ашот Бегларян – помощник президента НКР, писателб, журналист, член союзов писателей Нагорного Карабаха и Армении
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Мхитар Себастаци и созданная им Конгрегация (Братство)

Мхитар Себастаци и созданная им Конгрегация (Братство)...Мхитар Себастаци - основатель арменистики, это величина, которая своим масштабом, значимостью может быть сопоставима лишь с Месропом Маштоцем, его деятельность - поворотный пункт армянской культуры...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
«ЛЕТНЯЯ ШКОЛА «ДИАСПОРА» 2016»

«ЛЕТНЯЯ ШКОЛА «ДИАСПОРА» 2016»...Министерство Диаспоры совместно с Ереванским государственным университетом в 2016 году продолжают программу летней школы «Диаспора»...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Армянская долма

Армянская долма...Долма́ — блюдо, представляющее собой начинённые овощи или листья, голубцы в виноградных листьях. Начинка обычно готовится на основе риса, может также содержать отварной мясной фарш...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
 
Приемная консулаДобро пожаловать в Приемную Консула Республики Армения в Грузии. Здесь Вы можете задать вопрос по любой, волнующей Вас, теме, связанной с консульскими услугами и, заполнив форму, направить электронное послание в адрес нашей редакции.
 

войти в приемную

 
     
 
   
 
ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ГЕНОЦИДА АРМЯН

ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ГЕНОЦИДА АРМЯН...В Советской Армении этот день был впервые отмечен... в 50-ю годовщину трагических событий...
 

показать все вопросы и ответы

 
     
 
   
 
Митинг в Тбилиси, несмотря на форс-мажор, состоялся
 
Митинг в Тбилиси, несмотря на форс-мажор, состоялся
показать все репортажи
 
     
 
     
 
 
Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)
 
 
Гость номера
 
   
Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF, главной целью которой является создание профессионального армянского театра во Франции

Наша беседа проходила за традиционно накрытым кавказским столом в одном из районов Парижа – Maisons-Alfort (Мезон-Альфор), в небольшом, уютном двухэтажном доме, в котором живет семья Артура Хачояна – президента Ассоциации.
Здесь собрались мои старые знакомые по тбилисскому армянскому театру, переехавшие на пмж во Францию актеры Ромео Мурадян и Яна Хачатурова, ее сестра, также бывшая актриса тбилисского театра – Лиана, ну и конечно же хозяйка дома и супруга Артура, в прошлом тоже бывшая актриса тбилисского театра – Патриция Енгоян...


***

Первый вопрос Президенту: что означает абривеатура AFTAF

"AFTAF" – расшифровывается, как "Основатели армянского театра во Франции"

А зачем Вам показалось необходимым создание армянского профессионального театра во Франции

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)АРТУР ХАЧОЯН – Такой же точно вопрос нам многие тут задавали. Мы уверены, что в стране, где армян больше полумиллиона, а именно такую цифру озвучивает французская пресса – и это только граждане этой страны, а сколько еще приехали и ожидают своей очереди на получение вида на жительства или гражданства, так вот, в стране, где больше полумиллиона армян, обязательно должен быть армянский театр, который в ситуации, когда историческая родина в несколько тысячах километрах от нас, не даст потерять родной язык и культуру. Есть музыкальные кружки – они готовят музыкантов. Есть танцевальные группы – в них обучают народным танцам. Есть уроки вокала, где разучивают армянские песни. Театр – это не просто место для зрелищ, а дом в котором все эти аспекты национальной культуры – литература, музыка, хореография, вокал, изобразительное искусство и другие, собраны воедино. Конфликт, характеров, а также их трактовка и оценка, утверждение тех или иных идей здесь происходит посредством драматического действия, главным носителем которого является актёр. В создании спектакля, помимо актёров и режиссёра, участвуют художник-сценограф, композитор, хореограф, а также бутафоры, костюмеры, гримёры, рабочие сцены, осветители.

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)У нас все это есть. Осталось совсем немного, но это "немного" упирается в отсутствии самого главного – собственного помещения, а наши совместные семейные бюджеты не в состоянии решить эту проблему. Во всяком случае – пока... Но мы всек-таки надеемся, что найдется такой меценат или организация, которые оценят наши стремления сохранить для армян Франции традиции армянского театра. Может Ваш журнал поможет нам найти таких людей – мы бы были Вам очень признательны.

А еще, кроме Вас кто-нибудь пытался создать здесь театр?

РОМЕО МУРАДЯН – Насколько мы знаем, Нарек Дурян (Нарек Дурян – талантливый французский актер, режиссер, сценарист, основатель национального французского театрального союза Парижа “Ла Богема” – прим.ред.) несколько раз делал такие попытки, но не смог пробить местный менталитет. Армяне во Франции отвыкли ходить в национальный театр из-за отсутствие такового, и это надо исправить.

А почему вам кажется, что у вас получится

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)РОМЕО МУРАДЯН – Потому, что он боролся с этим в одиночку, а нас – дружный, сплоченный, испытанный коллектив, готовый на все, ради воплощения нашей идеи в жизнь. И это не только члены нашей ассоциации – у нас много просто друзей-волонтеров.

Есть ли у Вашей инициативы перспектива и что мешает в ее осуществлении?

АРТУР ХАЧОЯН – Перспектива есть всегда и во всем. Главное – это стремиление осуществить Ваши планы. Мешает каждодневная рутина, связанная с поисками, как говорится, хлеба насущного, а также места для осуществления наших замыслов – как-то зала и времени для репетиций, а затем сцены для готовых спектаклей.

А Вы пробовали обращаться за поддержкой в министерство Диаспоры Армении или министерство Культуры?

АРТУР ХАЧОЯН – Пока нет, но надеемся на 2016 год, в начале которого планируется поездка одного из наших учредителей в Армению

Как создавалась Ваша ассоциация

АРТУР ХАЧОЯН – Когда политическая обстановка после 2008 года в Грузии обострилась настолько, что мне с семьей пришлось переехать во Францию, то изначально имелось ввиду в планах на будущее или вступить в действующую на территории Франции профессиональную армянскую театральную труппу или, если таковой не окажется, то создать здесь новый армянский театр.

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)По воле судьбы, нас, выходцев из театральной среды Тбилиси в Париже уже несколько актерских семей. В принципе, мы вполне состоявшийся и знакомый с армянской драматургией, коллектив. И мы подумали – а почему бы и нет – зачем искать где-то, тем более, что во Франции по нашим сведениям нет армянского профессионального театра, когда можно попробовать самим создать его, тем более, что нестерпимое желание играть на сцене осталось у каждого из нас и присутствует до сих пор.
В 2010 году, уже будучи в Париже мы с женой случайно попали на траурные мероприятия, посвященные жертвам геноцида. В центре Парижа, на площади Республики было организовано грандиозное мероприятие с концертной программой и обязательными, в таких обстоятельствах, речами. Меня тогда смутило то, что ни одного слова не было произнесено на армянском языке. Более того, все брошюры, включая и программу мероприятий были на французском языке, которым ни я ни моя супруга в то время не владели. И таких как мы были отнюдь не единицы. Кое-как разобравшись в программе мероприятий, мы на следующий день пришли к Нотр-Даму, где должна была состояться фотовыставка и распродажа книг. Там мы познакомились с членом одной организации, которая занималась тем, что организовывала читки армянских пьес, сопровождая некоторые из них небольшими инсценировками. В одной из них - "Спанвац агавни" ("Убитый голубь" - прим. ред) Нар-Доса, я тоже поучаствовал. Но это с моей точки зрения было не очень зрелищно – профессионализмом здесь и не пахло. Я так прямо и заявил, что лучше просто организовывать читку пьес за круглым столом с распределением ролей, чем заниматься непрофессиональной эклектикой.

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)Это обстоятельство еще более укрепило в нас желание создать здесь профессиональный армянский театр. На первом этапе, пока мы не могли юридически даже арендовать какое-либо помещение, мы направились в "Croix Bleue France" – известную во Франции армянскую общественную организацию ("Синий крест" – находится в районе метро "Cadet" – прим.ред.). Вы были сегодня там и видели ее потенциал – огромное четырех этажное здание со двором, с многочисленными комнатами-аудиториями для занятий кружков и секций. Одним из основателей этой ассоциации был Шарль Азнаур и ей уже около 80-ти лет. К слову сказать – сегодня у Азнаура другая организация с абревиатурой SSAS, находящаяся буквально рядом с "Croix Bleue France".

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)И так, мы обратились с просьбой в эту организацию о помощи в аренде помещения для постановки пьесы Карины Ходикян "Любовный квадрат" (Карина Ходикян – армянский драматург и главный редактор журнала на армянском языке "Драматургия" – прим.ред.), причем финансовую часть мы брали полностью на себя. Нам нужна была только юридическая поддержка. Однако, несмотря на видимую заинтересованность в осуществлении данного проекта со стороны такой, казалось бы, благополучной и финансово-обеспеченной общественной организации, мы, по неизвестным нам причинам, так и не дождались этой помощи, хотя, когда нужна была наша помощь в художественно-музыкальном оформлении их различных мероприятий, мы ее всегда предоставляли.
Обращались за помощью мы и в другие организации, такие как "Maison de la Culture Arménienne" ("Дом армянский культуры" - прим.ред.). С таким же "успехом"...
Все это привело к тому, что мы решили создать свою ассоциацию – "AFTAF", и теперь можем сами решать любые вопросы – юридические и финансовые. Так мы начали путь к созданию театра. Сегодня главная проблема – недостаток в кадрах, в следствии чего и подбираем репертуар исходя из нашего небольшого пока театрального коллектива. Но надеемся, что в скором времени он пополнится за счет выпускников нашей студии и мы расширим свой репертуар, сделав его многожанровым.

Расскажите о взаимоотношениях ассоциации с другими армянскими организациями, которых, как я понимаю, здесь не так уж и мало. Как встретили появление еще одной

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)РОМЕО МУРАДЯН – Я бы сказал – очень насторожено. И это еще мягко сказано. Но именно такая реакция стимулирует нас на достижении нашей цели.
Первое что насторожило местных руководителей армянских организаций, когда мы обратились к ним за помощью, это название нашей ассоциации. "Почему это вы – основатели армянского театра, – задавали вопрос многие из них, – до вас тоже был театр. Правда, сегодня его уже нет".
Но мы ведь не претендуем на первенство – мы просто хотим создать театр, который будет служить армянам Франции в их самоидентификации. И мы это можем. Нам надо только немного помочь. Во Франции живут много армян, способных без ущерба своих интересов, быстро решить проблему с зданием театра, как когда-то в Тифлисе благодаря меценатству Питоева было в центре города построено величественное здание "Артистического общества" (сегодня в нем размещен грузинский академический театр им. Шота Руставели – прим.ред.). Здесь, в Париже, есть много мест, где могла бы наша труппа иметь хотя бы временное пристанище. В том же "Голубом кресте" есть прекрасное помещение под зал со сценой, но руководители этого центра предпочитают сдавать его под занятия каратэ, танцами и для других необходимых и полезных кружков и секций, но только не для постановки спектаклей.
Хотя этих же руководителей нельзя упрекнуть в отсутствии патриотизма. Они многое делают для армянских детей. Наши дети почти каждый год, что мы живем во Франции ездят в их лагерь, куда приезжают только армяне. И хоть не все из них владеют армянским, но нахождение в этом лагере является напоминанием, что они потомки древнего народа и должны гордится этим.

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)АРТУР ХАЧОЯН - Во Франции действительно когда-то существовал армянский театр Мхитаряна. Мхитарян – бывший глава армянской епархии во Франции. На ее территории было построено огромное здание школы, а рядом находилось помещение "театра Мхитаряна", где была оборудованная всем необходимым театральная сцена и ставились полноценные спектакли, как школьными, так и профессиональными коллективами. Года два назад епархия выставила помещение на продажу и несколько армянских организаций выкупили это помещение у епархии, устроив в нем музей Геноцида армян. Мы в то время решили не вмешиваться, так как на покупку помещения у нас денег, естественно, не было, а расчитывать на местное меценатство, мягко говоря, было занятием неблагодарным.
Но мы организовались и уже дали свое первое представление. Играли пьесу Пьера Шено "Будьте здоровы". Поставил спектакль Левон Узунян – режиссер тбилисского армянского театра им. Петроса Адамяна. Все этапы постановки проходили в он-лайн режиме по СКАЙП-у. Левон приехал в Париж только на заключительном этапе и провел генеральную репетицию перед премьерой. Премьера с ожидаемым успехом прошла в, известном театральной общественности столицы Франции, уютном зале театра Мишеля Галабру на Монмартре.
Играли пьесу два дня. По моим представлениям, за эти дни пришло достаточно много народу на спектакль никому не известного и неизвестно откуда взявшегося театрального коллектива. И потом сыграл фактор привычного для европейцев планирования участия в каких-бы то ни было мероприятиях и походах задолго, иногда даже за несколько месяцев до своих выходных и праздничных дней. А спектакль как раз прошел в дни празднования Нового года.

Чем сегодня занимаются члены ассоциации, пока не создан театр в его классическом понимании

АРТУР ХАЧОЯН - По разному... Те, у которых есть право на занятие трудовой деятельностью, работают на строительстве, осуществляют ремонт квартир и офисов. Те же, у которых такого права нет живут пока на пособии от государства. Мы, работающие, стараемся поддержать чем можем наших друзей...

Представьте нашим читателям членов Вашей ассоциации "AFTAF"

АРТУР ХАЧОЯН - Президентом ассоциации выбрали меня, за что я благодарен мои друзьям-товарищам. Я же являюсь одновременно и актером. Вице-президент ассоциации и актриса – моя супруга Патриция Енгоян, Почетные члены ассоциации и актеры – наши друзья-соратники Ромео Мурадян, сестры Лиана и Яна Хачатуровы, Георгий Сагателян – супруг Яны, Анжелика Тумасян – можно сказать новобранец Мельпомены, впервые вышла на сцену в составе нашей профессиональной труппы актеров, Почетный член ассоциации Гамлет Мартиросян – супруг Лианы – помогает нам в организации постановок. В ассоциации два администратора: франкоговорящий – Аннета Аладус-Шампенуа, полячка по происхождению (Аладус – девичья фамилия, Шампенуа – по мужу), и Манук Давтян – также Почетные члены AFTAF. PR-менеджер Кристина Закарян – супруга Манука, также является Почетным членом ассоциации.

Какая разница между Почетным и рядовым членом вашей ассоциации

ЛИАНА ХАЧАТУРОВА – Мы решили, что все, так или иначе непосредственно участвующие в постановках, будь то режиссер-постановщик, актер или музыкальный оформитель являются Почетными членами ассоциации. Остальные желающие помочь в осуществлении конкретных мероприятий ассоциации в качестве волонтеров-распространителей информации о наших планах и практической деятельности могут являться по их желанию просто членами ассоциации.

АРТУР ХАЧОЯН – И таких тоже оказалось немало... Один из них автор-исполнитель наших афиш, либретто, билетов и т.д., молодой дизайнер – Себастьян, который даже не является членом AFTAF – в быту частный предприниматель. Хочу также с особой благодарностью отметить Анну Мачкалян – супругу директора театра на Монмартре им. Мишеля Галабру, – в ее лице мы нашли преданного союзника в наших начинаниях и настоящего друга. И еще много других...

Позвольте теперь попросить каждого из Вас рассказать немного о себе, о среде в которой выросли и КАК, а главное, ПОЧЕМУ стали актером или актрисой. Если никто не возражает, начнем с президента и дальше по кругу

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)АРТУР ХАЧОЯН – Я родился в первый день 1978 года в Тбилиси. Отец мой – Ашот Хачоян, по профессии был преподавателем физики в армянской школе, затем преподавал в Государственном политехническом институте (ГПИ). К сожалению, вот уже двадцать лет его нет с нами. В тяжелые годы испытаний его сердце не выдержало.
Мать моя – Джульета, была бухгалтером во второй железнодорожной поликлинике города. У меня еще две сестры – Виола и Жанна. Я самый младший в семье и не знаю, как ""самый", но любимый всеми – это точно.
Детство и юность до двадцати лет провел в одном из новых районов города – Сабуртало. Как большинство детей того времени ходил в садик, который находился тут же, на улице Пекина. И в школу пошел рядом с домом. Любимыми предметами в средних классах были физика и математика. Потом, когда появились компьютеры "БК" и стали изучать информатику – увлекся ею. Тогда я уже учился в физико-математической школе-гимназии на улице Камо (сейчас это улица Узнадзе - прим.ред.) . Затем поступил в первый открывшийся в Тбилиси многопрофильный лицей на факультет подготовки инженеров видеокомпьютерных систем. Закончил среднее образование в 1995 году и поступил в ГПИ, где совершенствовал свои знания по видеокомпьютерным системам.
Теперь о том, как я переквалифицировался в актеры. При армянском театре действовал детский ансамбль "Циацан" ("Радуга" - прим.ред.), которым руководил Мартын Юрьевич Геурков и куда я водил своих младших двоюродных братьев. Так как водил я их туда почти каждый день, в один из таких дней худрук театра Армен Баяндурян предложил мне поступить в арт-студию – все равно, мол, ходишь в театр, так чтобы время не пропадало даром... В то время мне уже пришлось оставить учебу в ГПИ, так как, играя в баскетбол за сборную Университета, хотя учился в ГПИ, на одной из игр получил серъезную травму – перелом ноги, а в ГПИ посчитали сам факт моего участия за команду другого ВУЗ-а, вопиющим и недостойным высокого звания студента ГПИ. Вообщем я ушел из института и по совету Армена Сергеевича стал ходить на занятия студии. Так увлекся, что по окончании ее через два года в 1998 году, когда некоторым выпускникам студии, в их числе и мне, предложили остаться в театре, я тут же согласился. В театре тогда были две группы студентов. Первой руководил Роберт Манукян, а второй – Слава Степанян. Я попал к Славе. Благодаря ему, руководившему нашим театральным образованием я, который, прийдя в студию, не мог ни писать, ни читать по армянски, по окончании ее получил возможность заново знакомиться с армянской классикой, но уже читая ее в оригинале. и, несомненно, огромная заслуга Славы в том, что многие из нашего выпуска остались при театре. Сегодня Слава успешно руководит московским армянским театром.
После окончания студии я несколько лет с небольшим перерывом проработал в театре – это были трудные в финансовом отношении годы, так как в мире назревал экономический кризис. Коснулся он и моей семьи – моя сестра уехала в Бельгию. Вслед за ней уехал я, но вскоре вернулся и с 2000 года влоть до 2004 проработал на сцене тбилисского армянского драматического театра. За это время сыграл в постановках всех режиссеров театра – Армена Баяндуряна, Славы Стьепаняна, Левона Узуняна, Роберта Манукяна и Ромы Матиашвили.
Самая любимая роль – это была роль шута в постановке Славы Степаняна "Страсти по Арташесу". Любил играть и роль Апполона в постановке Роберта Манукяна "Орестея", которая досталась мне после отъезда актера театра Роберта Акопяна в Ереван.
После 2004 года, опять таки по семейным обстоятельствам, я поменял сферу деятельности – ушел из театра и стал работать в финансовой полиции Грузии, затем в контрольной палате республики, успел проработать и в министерстве по делам беженцев. Затем я сам попытался стать беженцем во Франции - у меня уже была семья и надо было думать о способах выживания и перпективе для детей – их у меня четверо . Но мне тогда не поверили, хотя дали возможность стать частью французского общества. Жена – Патриция Енгоян – также бывшая выпускница студии тбилисского армянского театра, сегодня вместе со мной и моими друзьями старается создать профессиональный армянский театр, придав ему статус государственного, так как некоторые из нас уже граждане Франции, а остальные – в процессе получения гражданства.

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)РОМЕО МУРАДЯН – Родился я в Тбилиси, в 1979 году в простой армянской семье в самом, тогда, что ни на есть армянском Исано-Самгорском районе города. Отец – Санасар Мурадян, строитель, а мать – Роза Мурадян, домохозяйка. Кроме меня у моих родителей есть еще дочь, т.е., моя сестра – Наринэ.
Закончил русскую школу № 97 на улице "5-го декабря" (сегодня улица носит имя национального героя Грузии – Чолокашвили, поднявшего восстание в Западной Грузии против власти большевиков – прим.ред.).
С седьмого класса стал посещать театральную студию при русском театре юного зрителя на Плеханова (сегодня это здание принадлежит национальному грузинскому театру юного зрителя, а пр-кт Плеханова носит имя проспект Агмашенебели – прим.ред.). Тогда я еще не задумывался об актерской карьере и пошел просто из интереса, по настоятельнорй просьбе друзей и подруг, так как всегда разыгрывал перед ними какие нибудь сценки, даже однажды выступил в роли Кармен.
В ТЮЗ-е я пробыл недолго и вскоре перешел в студию при русском драмтеатре им. Грибоедова в группу к Лейле Георгиевне – к сожалению не помню ее фамилии, ведь с тех пор прошло уже около тридцати лет. В этой студии я тоже пробыл недолго – она расформировалась – уже не помню почему...После окончания школы в 1997 году сделал неудачную попытку поступить в театральный институт в Тбилиси. На русский сектор я не попадал – набор сюда был раз в четыре года, а в тот год его вообще отменили. А для грузинского сектора я не был подготовлен в достаточной степени, хотя владел и сейчас владею неплохо грузинским языком. Я тогда прочел басню Крылова "Лягушка и Вол" – до сих пор она сидит у меня в голове, хотя выучил ее перевод на грузинский всего за день до экзамена. Меня внимательно выслушали и сказали "цади, швило, схва пропесия модзебне" (перевод с грузинского: "иди, сынок, поищи другую профессию" – прим.ред.). Этот "приговор" был вынесен Георгием Маргвелашвили – сегодня он главреж русского драмтеатра им. Грибоедова. По дороге домой я случайно забрел в армянский театр на Авлабаре, да там и остался...
Армия мне не грозила по причине банального плоскостопия, так что свободного времени у меня было предостаточно – вся жизнь впереди.
Учился в театральной студии в группе "Палитра-А" у Славы Степаняна – теперь уже со всей серьезностью осваивал азы актерского мастерства.
Первое, чему я научился в студии – правильно говорить по армянски, а также читать и писать. Огромное спасибо за это нашему преподавателю армянского языка – Розе Зорабян. К сожалению, сегодня инкер Зорабян ("товарищ Зорабян" – обращение к преподавателю в армянской школе – прим.ред.) не работает в театре. Слава Степанян очень требовательный педагог. Мы учили, кроме армянского языка, язык английский, пантомиму. Альберт Асатрян знакомил нас с историей армянского театра (сегодня он работает на армянском радио в Париже - прим.ред.). Танцы нам преподавал актер театра Гагик Мелкумян (сегодня он учится на режиссера в театральном институте – прим.ред.). Историю армянской культуры преподавал Вачик Геворкян (сегодня работает в Страсбурге в редакции франкоязычной газеты – прим.ред.). Фехтование преподавал Роберт Акопян (сегодня заслуженный артист Армении Роберт Акопян работает в русском театре им. Станиславского в Ереване – прим.ред.). Преподавателем предмета "Искусство – кино" был режиссер театра Левон Узунян (сегодня он практически руководит студией при армянском театре – прим.ред.). А сценическое мастерство преподавал, тогда еще очень молодой актер – Артур Хачоян. Так что мы с Артуром, как видите, давние друзья-товарищи...
Все что умею делать на сцене, как и все мои друзья, кто занимался в нашей группе, я обязан Славику. Он заставлял нас читать тексты при различных физических нагрузках. Помню, как из последних сил вися на шведской стенке с поднятыми под 90 градусов ногами, я старался прочитать заданный текст с невозмутимым выражением лица. Нас готовили делать на сцене все, даже стоять на голове и произносить реплики в правильной последовательности и нужной интонацией. Я сопротивлялся, как мог, мне это не очень нравилось, но Славик был неприклонен – хочешь быть актером – трудись.
В результате, после окончания учебы в студии, очень многие ее выпускники, в их числе и я, были приняты в труппу театра на постоянной основе.
Первая моя роль – Козел в новогодней сказке в постановке Роберта Акопяна. Это был армянский говорящий Козел. Здесь было много разных животных. Вместе со мной в этой постановке играли присутствующие сегодня здесь Лиана – играла Тигрицу, и Патриция – Обезьяну...
Последняя роль была в спектакле Левона Узуняна "Срочно требуется 5 тысяч евро"
Некоторые, как мы, спустя годы уехали из Тбилиси, но многие остались и сегодня состовляют костяк армянского театра, здание которого находится в аварийном состоянии вот уже в течении последних пяти лет и актерам приходится играть где угодно, но только не на родной сцене.

Ты сегодня во Франции чувствуешь себя армянином?

РОМЕО МУРАДЯН – Я и в Тбилиси чувствовал, и наверно в Мозамбике, если туда когда-нибудь попаду, буду чувствовать себя армянином

Почему?

РОМЕО МУРАДЯН – Потому что я – АРМЯНИН! И дети мои – армяне, особенно младший... Он и ходит как-то по-особому...по-армянски...

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)ЛИАНА ХАЧАТУРОВА – Родилась в Тбилиси, в актерской семье – папа – Феликс Хачатуров, и мама – Элеонора Оганян – актеры тбилисского армянского драмтеатра..
До того, как я пошла в первый класс, наша семья несколько раз переезжала с одной квартиры на другую в разных районах города. Ваке мы сменили на Воронцова, затем Вазисубани. В школу я пошла уже в Вазисубани – в 92 русскую. Из предметов больше всего любила, русскую граматику. Именно граматику, а не литературу. Вообще , какой бы язык я не изучала, мне легко дается именно его граматика.
Я выросла в театре, в среде его актеров и техперсонала. Знала почти весь репертуар, который ставился на его сцене, особенно, где играли мои родители.
Честно говоря, особенной страстью стать актрисой у меня не было, но и насильно мне ее не навязывали. Все получилось, как бы само собой. Ребенком я была довольно таки скованным и стеснительным. Не любила привлекать всеобщее внимание и меня трудно было разговорить. Моих родителей волновало это больше меня. И когда в 1995 году при театре впервые открылась студия и был объявлен первый набор в нее, папа, чтобы как-то раскрепостить меня, уговорил посещать ее занятия. Потом, правда пожалел об этом, говорил: "Я хотел, чтобы раскрылась, но не до такой же степени... Лучше бы ты оставалась такой какой была". Но прошлого уже было не вернуть. На меня действительно подействовала атмосфера студии и общение со сверстниками. Я перестала быть молчуньей.
Через два года, закончив студию, какое-то время была за штатом. В конце-концов я стала актрисой театра. Первая моя роль, которую я исполнила в театре была Сатеник, жена царя Арташеса в пьесе "Страсти по.Арташесу", которую поставил Славик Степанян. Интересно, что сына Сатеник – Артавазда, тогда играл Феликс Хачатуров – мой отец и для меня самое сложное было сказать своему родному отцу "...Завак-,с..." ("...Сынок..." - прим.ред.). Режиссер требовал от меня, чтобы я произнесла это слово от души, от сердца, а я не могла преодолеть этот барьер. Сейчас всегда смеюсь, когда вспоминаю ту историю.
А вот еще одно воспоминание – идет спектакль "Сируц патуас" ("Горе от любви"). Мы играли вместе с Ромео. Я играла роль одной из трех девушек, которую сватали за Ромео. Партнером Ромео по спектаклю был патриарх театра Жирайр Карапетян – потрясающий актер, одинаковый в любом жанре. Правда, я не помню случая, когда он играл свои роли и придерживался точно текста. Всегда была импровизация и бедный Ромео, для которого это была только вторая роль в театре, старался по смыслу понять, когда ему вступать со своими репликами. Мы все еле сдерживались от хохота на сцене. Да и со мной случилось однажды, что я забыла очередную реплику и возникла напряженная пауза в спектакле. Потом мы с Ромео как-то выкрутились из этой ситуации разыграв, ожидавшему моих реплик, небольшую "пантомиму" с идиотским смехом на сцене, причем зал хохотал вместе с нами и никто ничего не заметил.
Я проработала в театре всего два года. За это время, кроме в вышеназванных спектаклях играла еще в "Хануме", "Два водевиля", и некоторых других... Потом вышла замуж и меня закрутили семейные будни.
Однажды, на спектакль по пьесе "Дом для престарелых", поставленном худруком театра Арменом Баяндуряном (он также является автором пьесы – прим.ред), я пришла со своим новорожденным сыном и меня попросили вынести его во время представления на сцену. Так что мой первенец с грудного возраста на сцене. Сегодня он активный участник наших постановочных мероприятий.
После рождения сына я больше не выходила на сцену театра, хотя участвовала в спектаклях в качестве синхронного переводчика на русский язык – в то время в театре было все необходимое для этого оборудование.
Сегодня мы с семьей живем в Париже и очень трудно для наших детей – их у меня двое, не забыть армянский язык, так как Франция страна многонациональная и общение в школе и вне дома проходит исключительно на французском. Хотя и дома они чаще слышат русскую, чем армянскую речь, так как мы с мужем имеем русскоязычное образование и своему знанию армянского я обязана студии театра и ее педагогам.

АРТУР ХАЧОЯН – Это еще раз говорит в пользу создания здесь на постоянной основе армянского театра и студии при нем.

ЛИАНА ХАЧАТУРОВА – Своим детям я всегда говорю, чтоб они не забывали своих армянских корней и гордились бы тем, что принадлежат к одному из древнейших народов на земле – армянам.
Они посещают здесь воскресную армянскую школу, где их знакомят с некоторыми моментами истории армянского народа, в том числе и с геноцидом армян в Турецкой Армении, а также с западноармянской литературой и ее авторами – о некоторых из них даже мы не слышали...
Недавно я была в одном госучреждении, где разговорилась с одной средних лет француженкой. Когда она узнала, что я родом из Грузии, но по происхождению армянка, она так восторженно стала отзываться об армянской древней культуре и цивилизации, что мой сын, находившийся в тот момент рядом, слушал ее с большим вниманием и удивлением – откуда, мол, француженка знает об армянах больше, чем он...
Я бы посоветовала всем тем, кто оказался в такой же жизненной ситуации, как мы, т.е. далеко за пределами исторической родины, почаще напоминать своим детям об их корнях и обязательно организовать круг их общения с другими армянами – будь-то воскресная школа, или театральная и художественная студии, танцевальные, вокально-хоровые и другие кружки, или летние лагеря, ну и т.д...неважно где, но чтобы дети общались между собой – это поможет им в будущем вырасти патриотами своего народа.

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)ПАТРИЦИЯ ЕНГОЯН – Моего отца зовут Аршалуйс, а маму – Седой. Закончила 175 русскую среднюю школу в Мухиани (один из спальных районов города – прим.ред.). Самый любимый предмет был физкультура. Я вообще увлекалась спортом, посещала на стадионе "Динамо"секцию легкой атлетики, увлекалась гимнастикой и настольным теннисом. Правда, когда мой одноклассник, в которого я была влюблена, уезжал навсегда из города, а я не смогла до ближайшей остановки догнать автобус, в котором он ехал на станцию, чтобы взять его новые координаты, я заявила родителям, что с легкой атлетикой у меня покончено раз и навсегда. Так с тех пор ею и не занимаюсь. У меня такой характер – если сказала, то непременно сделаю. Это одновременно и плюс, и большой минус – для меня в таких случаях компромис отсутствует. Я это знаю, но ничего поделать с этим не могу. Я такая, какая есть...
О том, чтобы стать актрисой мечтала с детства. Такое желание наступило, как и у многих девчонок моего возраста, после выхода на советские экраны фильмов "Гостья из Будущего" и "Приключения Васечкина и Петрова". Часто на улице с другими детьми мы устраивали различные концерты и представления. В школе должна была сыграть роль Золушки, но не получилось – постановку отменили. Родители знали о моих мечтах и как-то раз, когда я уже училась в девятом классе, папа принес газету с объявлением о приеме в кино-видео-бизнес колледж и я стала учиться искусству менеджмента в кино.
В студию при армянском театре попала случайно. Встретила своего соседа по Мухиани Карена Казаряна рядом со зданием театра на Авлабаре, где жили моя бабушка с дедушкой. Он сказал, что занимается в театральной студии. А в тот момент меня звали поступать в студию при театре Грибоедова. Тут во мне заиграло мое армянство и я подумала: "Зачем идти в студию при театре Грибоедова, когда есть такая же в армянском театре". Правда, Карен меня все пугал, что поступить в их студию ужасно трудно – надо в совершенстве владеть армянским, читать стихи и басни. И то не факт, что ты будешь принят. Это еще более подхлестнуло меня. Решение было принято в одно мгновение. Я пошла к матери – она из Армении и у нее армянское образование, с просьбой поднатаскать меня в армянском. За неделю я выучила все буквы и как правильно их читать. Подготовила стих Ваана Теряна "Им герезманиц дук чи мотенак" ("К моей могиле приходить не надо..." из сборника стихов "ГРЕЗЫ СУМЕРЕК" (1903-1912гг.)
– прим.ред.)
и с ним должна была выступить на приемной комиссии. Вся дрожа от страха не пройти по конкурсу, захожу в кабинет худрука театра Армена Баяндуряна. "Как зовут" – не поднимая головы, спросил Армен Сергеевич. "Патриция" – пересохшим ртом, еле слышно произнесла я. "Ентунац-ес" ("Ты принята" – прим.ред.) произнес председатель приемной комиссии и передал мою анкету Славику Степаняну. В тот момент я опешила – а где строгое жюри, и где оценка моих усилий, но не надолго. Вот так я оказалась среди студентов студии театра. Кстати с Артуром (Хачояном – прим.ред.) – моим будущим супругом, я впервые познакомилась там же, в студии, хотя, как оказалось стадион "Динамо" мы посещали в одно и то же время, но тренировались в разных группах.
По окончании студии играла недолго и не очень много, потом возникла семья, пошли дети...

Я так понял, что главное в театре – это студия

РОМЕО МУРАДЯН – Нет, главное не просто студия, а студия при театре, так как она дает больше, чем даже театральный институт. Во всяком случае мне так кажется. Дело в том, что в институте дают чисто теоретические знания, тогда как в студии при театре ты живешь в театральной атмосфере репетиций, постановок, общений с мастерами сцены...

У вас в семье четверо детей. Как вы думаете сохранить в них армянство

ПАТРИЦИЯ ЕНГОЯН – Я привезла с собой во Францию много детских книг на армянском языке, включая азбуки. Младших, обязательно отдадим в субботнюю школу, в группу к опытным педагогам – обучаться языку. Старшему не надо напоминать об его армянстве, он сам себя таковым ассоциирует и боль геноцида воспринимает близко к сердцу. Так что с армянством в моей семье, думаю, все будет в порядке, особенно с появлением армянского театра во Франции и открытием театральной студии при нем.

АРТУР ХАЧОЯН и РОМЕО МУРАДЯН – Аминь!!!

Наконец очередь подошла к самой юной участнице нашей беседы и члена AFTAF – Яны Хачатуровой

Артур Хачоян и другие члены Ассоциации AFTAF (Париж, Франция)ЯНА ХАЧАТУРОВА-САГАТЕЛЯН – Мое полное имя – Яна Феликсовна Хачатурова. Родилась в 1988 году в городе Тбилиси. Я самая младшая в семье из детей. Сестра Лиана и брат Сережа. Оба сегодня живут во Франции. Брат – в Бресте (город расположен на побережье Атлантического океана, на крайнем западе полуострова Бретань, в супрефектуре департамента Финистер – прим.ред.), а Лиана со мной, вернее я с ней – в Париже.

А родители в Тбилиси

ЯНА ХАЧАТУРОВА-САГАТЕЛЯН – Увы, да. Для них переезд куда-либо – слишком тяжелое испытание. Потом они так привыкли к авлабарской сцене. И, вообще – людям с возрастом претит всякие перемены в их жизни.
Что касается меня, то я никогда не задумывалась в выборе жизненного пути. Вся моя жизнь с самого рождения проходила в армянском театре. Здесь я выросла, сюда приходила после уроков из 93-й армянской школы, которая находилась на соседней с театром улице Цурцумия, и отсюда меня уже поздно вечером, после репетиций уводили домой папа и мама. Правда, был период, когда я хотела быть стоматологом, но перехотела от того, что мне неприятен вид крови. Потом, вдруг пошла на годовые бухгалтерские курсы – сказалась школьная любовь к математике. Но любовь к театру была сильнее всего. Я была на всех представлениях театра, независимо от того, работали мои родители в этот день на сцене или нет. Любила петь и танцевать – да я и сейчас это люблю. После окончания школы поступила в театральную студию, которой руководил уже Левон Узунян. Проучившись два года, получила диплом актрисы и вошла на равных правах в труппу театра.
Первая моя роль на сцене театра – роль в спектакле "Церанотц" ("ծերանոց" "Дом престарелых" - прим.ред.). Случилось так, что в день спектакля мальчик который играл в этой пьесе, срочно уехал куда-то с родителями и Армен Баяндурян позвонил моей маме, чтобы она обязательно привела меня на спектакль. За час до начала постановки мне объявили, что я должна буду заменить того мальчика. Сначала я удивилась и немного испугалась – ведь мне тогда едва исполнилось десять лет, а потом успокоилась – к тому моменту почти все роли и мизансцены из репертуара театра я знала наизусть.
На взрослой сцене выступала всего два года. Сыграла в нескольких спектаклях, вышла замуж и мы переехали семьей во Францию – поближе к моему брату и сестре. Театр в Тбилиси был к тому времени уже закрыт в виду аварийности здания, и до сих пор к ремонту его помещений так никто и не приступал. Оставаться в Грузии – не было перспектив, а в Армении и без нас полно безработных актеров... Решили попробовать, пока молодые, начать все заново на новом месте.

Ну и как – получается?

ЯНА ХАЧАТУРОВА-САГАТЕЛЯН - Пока все идет по плану – совершенствую свой французский, старшие мальчик и девочка уже пошли в школу – всего их у меня трое. Дети быстрее нас, взрослых, адаптируются к новому миру, а ведь, в конечном итоге, все делается ради их будущего...
При этом они понимают, что их родители, а значит и они – армяне. Старший сын, как только в СКАЙП-е появляется дед, радостно приветствует его и ведет разговор исключительно на армянском, хотя толерантности Франции в этом отношении не занимать.

РОМЕО МУРАДЯН – В Грузии нет-нет, да и услышишь, в том числе и с экранов некоторых телеканалов презрительно брошенное – "сомехо" (т.е. "армянин" – прим.ред.). У моего сына есть хорошие задатки футболиста, но в Тбилиси я не смог его определить ни к одному тренеру, так как ясно давали понять, что шансы занять достойное место в команде у него мизерные. Причем, мастерство и его умение обращаться с мячом для них не играло никакого значения. Здесь же его, даже не спрашивая фамилии, сразу определили в команду, только увидя как он владеет мячом и видит поле. Не важно, вырастет из него большой футболист или нет – важно человеческое отношение и справедливость. И дети это чувствуют.

И снова вопрос Яне - кого бы ты хотела сыграть на сцене

ЯНА ХАЧАТУРОВА-САГАТЕЛЯН – Не знаю, не думала. Главное, чтобы снова выйти на подмостки театра. И для этого мы в ассоциации делаем все от нас зависящее.

У каждого из Вас здесь большая многодетная семья. Некоторые дети уже почти взрослые. Что Вы можете сказать об их судьбе и есть ли у них желание помочь своим родителям в осуществлении их планов

ПАТРИЦИЯ ЕНГОЯН – О да...Мы очень расчитываем на то, что наши дети – это, как говорится – резерв главного командования. Многие из них мечтают о сцене. Некоторым уже довелось выступать на ней. Впереди Новогодние представления, в которых в основном принимают участие именно наше младшее поколение. И, потом, ведь мы хотим создать именно армянский театр и при нем организовать театральную студию. Это поможет многим детям из армянских семей не забыть вдали от исторической родины родной язык, а многим, возможно, поможет его заново изучить и полюбить нашу культуру, традиции и обычаи предков.

АРТУР ХАЧОЯН – Кстати, это тоже немаловажная мотивация для создания театра. Ведь наша цель состоит в том, что не только ставить комерческие проекты, но и приучить, а главное, заинтересовать молодежь изучать культурное наследие нашего народа – приобщить ее через драматургию к чтению классической литературы, причем в оригинале, а это потребует от них знание на хорошем уровне язык предков.
И мы надеемся, что они станут достойными представителями армянской культуры во Франции.

Как по вашему – оставаться армянином это искусство или что-то еще

АРТУР ХАЧОЯН – Для нас так вопрос не стоит – мы всегда останемся армянами. Мы и в Грузии были армянами. Вот, чтобы наши дети ими оставались, тут надо постараться нам, родителям, через язык, обычаи, традиции и, конечно же, театр...

Спасибо всем за интересный вечер и угощение...С наступающим Вас Новым годом и Рождеством.
От имени читателей журнала, членов нашей редакции и от себя лично желаю всех благ и исполнения Вашего самого заветного желания – создать в обозримом будущем армянский театр во Франции.


Вел бесседу Валерий Унанянц
Главный редактор журнала
"Armenian Art Hall – искусство оставаться армянином"

***

НОВОГОДНЕЕ ВИДЕОПОЗДРАВЛЕНИЕ ОТ ЧЛЕНОВ АССОЦИАЦИИ AFTAF



***

Ваан Терян... К моей могиле приходить не надо...

К моей могиле приходить не надо,
Не надо ни цветов, ни скорбных поз —
Вдруг плакать захочу я, как когда-то,
А в смолкшем сердце не найдется слез.

Пусть остывает одинокий холмик
Там, где умолк нестройный гул земной.
Пусть ни одна душа меня не помнит,
Пусть тишина сомкнется надо мной.

К моей могиле приходить не надо.
Позвольте мне вдали от суеты
В забвенье кануть. Сердце будет радо
Не знать, что есть страданья и мечты...
(Перевод Альберта Налбандяна)


***

Pierre CHESNOT " A vos souhaits !" (Пьер ШЕНО "Будьте здоровы", мсье Буасьер!) на сцене парижского театра Мишеля Галабру на Монмартре в исполнении актеров ассоциации AFTAF
https://www.youtube.com/watch?v=-BT_OcDqIsA

***
Тбилисский армянский театр в Париже - часть 1
https://www.youtube.com/watch?v=O2CasjNIngMhttps://www.youtube.com/watch?v=O2CasjNIngM
Тбилисский армянский театр в Париже - часть 2
https://www.youtube.com/watch?v=Y-LDMCb_qT0
Тбилисский армянский театр в Париже - часть 3
https://www.youtube.com/watch?v=IxeieOPsMIw
Тбилисский армянский театр в Париже - часть 4
https://www.youtube.com/watch?v=1rEw6wrneGM
 
 

Смотрите также:

  • Наконец-то свершилось!..
  • Творческий коллектив Тбилисского государственного армянского драматического театра им. Петроса Адамяна
  • Левон УЗУНЯН – режиссер театра и кино, режиссер-постановщик тбилисского государственного армянского драматического театра им. Петроса Адамяна
  • Наши корни из Ани
  • Театральный фестиваль в Ереване


  •  
     
    #1 написал: Hawk (22 мая 2016 02:22)
    Информация удалена из-за несоответствия формату журнала - комментарии коммерческого характера недопустимы
     
     
    Добавление комментария
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить если не виден код



     
         
     
     
      О проекте | Команда | Написать письмо в редакцию Rambler's Top100 Copyright © Armenian Art Hall. 2009