Warning: fopen(/home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/cache/system/cron.php): failed to open stream: Permission denied in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 276 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 277 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 278 Warning: fopen(/home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/cache/related_478.tmp): failed to open stream: пФЛБЪБОП Ч ДПУФХРЕ in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 334 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 335 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 336 Warning: fopen(/home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/cache/informer_1_simple.tmp): failed to open stream: пФЛБЪБОП Ч ДПУФХРЕ in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 334 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 335 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 336 Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамист » Armenian Art Hall

Сделать стартовойДобавить в избранное
 
 
 
 
Мы армяне Гость номера Армянский бренд Это интересно Панармянские форумы Кулинарная Армения Вопросы и ответы
 
   
 
СЕКРЕТ 73

СЕКРЕТ 73...От Карена Кочаряна: "...никогда не забывайте слова нашего великого поэта Егише Чаренца - "...Наша сила в единстве..."
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Сингапурские чудеса армян

Сингапурские чудеса армян...За два столетия летопись острова и история армянских поселенцев настолько тесно переплелись между собой, что в пятидесятую годовщину независимости Сингапура символы армянского наследия небольшой общины были включены в праздничные мероприятия этой страны...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
НЕСГИБАЕМЫЙ АРЦАХ/Ашот Бегларян

НЕСГИБАЕМЫЙ АРЦАХ/Ашот Бегларян...Ашот Бегларян – помощник президента НКР, писатель, журналист, член союзов писателей Нагорного Карабаха и Армении
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Гимн СССР и Москвы: армянский след

Гимн СССР и Москвы: армянский след...Фамилии с окончанием на «...ян» встречаются при изучении истории гимна Москвы и СССР...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Некоторые программы Министерства Диаспоры Республики Армении на 2017 год

Некоторые программы Министерства Диаспоры Республики Армении на 2017 год..."Ари Тун", Летняя школа "Спюрк", фестиваль "Поем песни Комитаса" и другие мероприятия, организованные Министерством Диаспоры Республика Армении в 2017 году...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Сыр и мороженое в домашних условиях. Полезные советы...

Сыр и мороженое в домашних условиях. Полезные советы......Молоко, сметана, лимон и немного времени для вкусного и полезного домашнего сыра...Мороженое за 3 минуты плюс время на заморозку, по вкусу не уступает пломбиру...15 продуктов, которые не только помогут вам укрепить память, но и заставят ваш мозг работать более быстро и также регенерировать костную ткань.
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
 
Приемная консулаДобро пожаловать в Приемную Консула Республики Армения в Грузии. Здесь Вы можете задать вопрос по любой, волнующей Вас, теме, связанной с консульскими услугами и, заполнив форму, направить электронное послание в адрес нашей редакции.
 

войти в приемную

 
     
 
   
 
Апостолы атомного века - Киракос Метаксян, Самвел Кочарянц, Артем Алиханов и другие

Апостолы атомного века - Киракос Метаксян, Самвел Кочарянц, Артем Алиханов и другие...Нам остается неотъемлемое право гордиться тем, что все эти действительно выдающиеся люди – наши соотечественники, тем, что в их жилах текла армянская кровь...
 

показать все вопросы и ответы

 
     
 
   
 
Европейские армянские игры-2017 в Женеве
 
Европейские армянские игры-2017 в Женеве
показать все репортажи
 
     
 
     
 
 
Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамист
 
 
Гость номера
 
   
Мастер мини скульптур из обожженной глины и шамота, оригинальных авторских сервизов из фарфора, других предметов для быта и отдыха, а также живописец и знаток экстрасенсорики...

Расскажите немного о себе и среде, в которой Вы выросли

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистМое имя – Гарегин, но все зовут меня Гариком. Родился я в далеком 1935 году, в Тифлисе – так и записано в моем свидетельстве о рождении – "место рождения – город Тифлис". Отец мой – известный в СССР художник-график Григорий Иосифович Мирзоев, 1903 года рождения, а дед – Иосиф Егорович Мирзоев – знаменитый тифлисский архитектор, построивший здесь более восьмидесяти зданий для частных владельцев. В одном из лучших частных особняков, построенных моим дедом – на углу Кирова и Мачабели жил поэт Гумилев, во время своего тифлисского периода. Мой дед осуществил также множество городских проектов, включая арочное решение проекта реконструкции Тициановского подъема с района Пѐсок на Авлабар – кто бывал в Тбилиси, то обязательно хоть раз, но поднимался по этому подъему, который сегодня называется Авлабарским.

Мою мать звали Анна Павловна и она была простой домохозяйкой.

Нас в семье было трое детей. Мой брат – Константин, старше меня на четыре года. Физик. Работает старшим научным сотрудником на Серпуховском ускорители в Протвине под Москвой. Сейчас болеет. Он в детстве неплохо рисовал, но, глядя на нашу полуголодную жизнь – профессия художника плохо кормила нас в то время, – выбрал для себя жизненный путь, который помог семье выжить в трудные годы, а мне – закончить Академию Художеств в Тбилиси. Наша младшая сестра – Нина, хотя и была на 20 лет моложе меня, но, к сожалению, ее больше нет с нами.

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистДетство мое прошло в доме на пересечении улиц Акопяна и Чолоубанской, недалеко от дома Ираклия II, в районе современной резиденции католикоса всех грузин Ильи II. Это был традиционный тифлисский дом с внутренним двором, называемый сегодня почему-то "итальянским", с многочисленными соседями и шумной детворой.

Квартиру в том дворе получил мой отец, так как дом деда на Киевской был после революции конфискован. Квартира была не ахти какая – окна ее выходили в тупик, но сама атмосфера, царящая во дворе между соседями, и, особенно, между нами, детьми разных национальностей, оставила неизгладимый след в моей душе. И сегодня иногда по ночам мне снится то беззаботное для меня время. Снится каждый элемент резных балконов, каждая дыра, в которую пролазила пронырливая детвора. Снится глубокий и темный подвал, с паутиной и пауками, из-за которых до его конца ни один из нас, даже самый храбрый, так и не добрался. По слухам он тянулся аж до дома Ираклия II и был частью потайного хода.

Счастливое было время, хоть и шла война. Взрослые были на фронте, а мы, дети, предоставленные самим себе, целые дни проводили на улице – "кончур с места", "чилка-джохи", "авчалури"… Часами гоняли тряпичный мяч по площади, где сейчас находится патриархия грузинской церкви. Играли босиком, чтобы сохранить обувь … Да, приятно вспомнить…

В 1949 году этот дом пошел под снос, как аварийный, а нам дали новую квартиру в Ортачала, в том самом доме, где мы сейчас и находимся.

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистМой отец, в двадцатые годы был начальником "Главлит"-а, а в тридцатые годы занимал должность председателя "Ассоциации Революционных Художников Грузии" (аналог современного "Союза Художников Грузии" – прим.ред.), в которой принимал участие и Мартирос Сарьян. Кстати, Сарьян долго уговаривал папу переехать в Ереван, но не знание армянского языка помешало отцу переехать на историческую родину и занять достойное место в этой жизни.

Параллельно с занимаемыми должностями, отец работал художником-плакатистом и добился больших успехов на этом поприще. Он был Мастером политического плаката. Он впервые в СССР стал печатать на шелку. Самый известный плакат, созданный отцом и растиражированный миллионами экземпляров, это "Да здравствует великое и непобедимое знамя Маркса-Энгельса-Ленина (И.Сталин)", изображавшее Сталина на фоне Глобуса и Знамени с ликами вождей мирового пролетариата. Этот плакат висел в кабинете у каждого партийного функционера любого ранга, а также в кабинетах высокопоставленных военноначальников МО, МВД и КГБ…

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистС этой работой отца связана одна занятная история, хотя в тот момент нам было не до шуток. Шел 1937 год. Отца вызвали в МГБ. Показав плакат, спросили отца, почему в глазе Сталина просматривается портрет Троцкого. Папа обомлел, ведь вокруг арестовывали и посылали на смерть за гораздо меньшие проступки. Но он не растерялся и начал доказывать, что на карте за спиной у допрашивающего его чина, при особом желании можно увидеть просматривающиеся черты лица Бухарина. И потом, Сталина он рисовал с фотографии с правительственного журнала "СССР на стройке". Тот журнал находился у нас дома на Чолоубанской. Отец вместе со следователем поехали к нам домой изымать журнал. Подъезжая к дому, заметили, что дом старый, аварийный, а зайдя в полупустую квартиру, поинтересовались отцовской библиотекой и очень удивились, когда узнали, что у отца ее просто нет – в шкафу лежало несколько книг и журналов, хотя по их данным (см. – из доносов благожелателей) должна была быть достаточно солидной. Должно быть, это обстоятельство и спасло отца от репрессий.

Но именно эта его работа и принесла нашей семье больше всего доходов. С каждым тиражом плаката, отец получал солидный гонорар. Правда, это продолжалось недолго. Вскоре выплаты стали задерживаться, а с началом войны и вовсе прекратились. Поняв, что ему не видать своих денег, отец написал отступные, перечислив всю причитавшуюся ему сумму (несколько миллионов до военных советских рублей), а также последующие гонорары от тиражирования плаката в Фонд Победы над фашистами.
Отца так и не призвали в действующую армию, и всю войну он проработал, создавая политические плакаты.

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистВ сентябре 1943 года я пошел в школу – 3-ю мужскую, впоследствии ставшую 43-ей. Мне было восемь лет. Уже шел третий год войны. Учеба в начальных классах совсем не привлекала меня. До шестого класса я считался отчаянным хулиганом. В шестом классе остался на второй год – у меня было тринадцать "двоек" по предметам и "тройка" по поведению. В конце года, придя домой после собрания, ожидал заслуженной порки, благо ремень висел тут же на стуле. Однако, отец, посмотрев на мою хмурую фигуру, только произнес: "Чего тебя бить, ты и так битый", вздохнул, и вернулся к прерванной работе над очередным плакатом. Я, еще не совсем уверенный, что пронесло, почему-то взял бумагу, карандаш и, усевшись рядышком с отцом, что-то начал изображать. Увлекшись, не заметил, как мой отец внимательно наблюдал за моими муками творчества. "А знаешь, у тебя неплохо получается… Из тебя может выйти толк". Сказал, и снова вернулся к своей работе. С этого момента моя судьба была предрешена. Я стал рисовать и другой профессии, чем профессия художника для меня больше не существовало.
Из школьных предметов в старших классах больше всего мне нравились литература и геометрия, особенно – пространственная, что пригодилось мне впоследствии.

Окончив школу в 1955 году, подал документы в Академию художеств, думая, что тут меня ждут с распростертыми объятиями. Но не тут-то было. Мне поставили двойку на экзамене по живописи. Объективно говоря, я не готовился к сдаче экзаменов, как другие, нанимая репетиторов. Отец тоже не мог мне помочь, так как, продолжая рисовать плакаты, одновременно, работая, с недавних пор, в промышленной рекламе, отстал от академического курса.

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистВ общем, друзья посоветовали мне сдавать на факультет керамики – мол потом перейдешь. На следующий год, в 1956 году я так и сделал. Подал документы на скульптурно-живописный факультет, отделение керамики. Когда мне казалось, что все уже позади, оказалось, что мест на факультете всего пять, а нас, прошедших академический барьер по специальности – восемь. Причем, у троих было одинаковое количество баллов. Меня попытались срезать по истории, задав вопрос о грюнвальдской битве, на который я естественно не смог дать вразумительный ответ. Я попросил задать вопрос по всем съездам и пленумам КПСС по которым подготовился основательно, но теперь уже экзаменаторам не понравилась моя идея. В итоге я получил тройку. Нам, троим, предложили подождать решение экзаменационной комиссии до вечера. Но в этот вечер нам никто ничего не сказал. А утром мы не обнаружили себя в списках зачисленных.

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистРектором академии в то время был известный советский художник – Кобуладзе Сергей Соломонович. Он был во время экзаменов в командировке, в Италии, и прислал оттуда телеграмму с указанием не закрывать выставку работ абитуриентов до его приезда. Это и решило нашу судьбу – всех нас троих, зачислили в студенты и вот уже сколько лет прошло, а я ни разу не пожалел об этом. Мне так нравилось, то чем я стал заниматься, что о переходе на факультет живописи я и думать перестал.

В первый мой учебный день в Академии, меня направили в класс скульптуры. Войдя в просторную комнату, я увидел несколько ванн, заполненных водой, в которых отмокали приготовленные для нас, студентов, кусочки глины, которую надо было разминать до придания ей нужной консистенции. Там уже находились несколько ребят, и они палками с остервенением разбивали, пока еще твердую глину. Брызги от этого летели во все стороны. А я стоял посреди аудитории в своей белоснежной рубашке, не зная с чего начать.
Первый же мой удар палкой по ванне с глиной превратил мою сорочку из белой в коричневато-серую. Увидев это, Ираклий Окроперидзе – наш педагог, сказал тихо мне на ухо, но что б услышали все: "Не лучше бы ты сдал экзамены в консерваторию?.."

Когда я первый раз погрузил руки в мокрую глину и ощутил ее теплоту и пластичность, мне стало ясно, что это то, в чем я хотел бы достичь мастерства. Мне стало интересно. Что-то новое открывалось передо мной. Керамика завлекла меня новыми формами, разнородностью материалов, игрой с огнем и прочее, прочее, прочее. Особенно интересными были выезды на практику. Нам завидовали учащиеся других факультетов – их практика проходила в пределах Грузии, в горах Душети – на пейзажах и пленарах. А нас посылали на лучшие фарфорово-глиняные заводы Прибалтики, в частности в Ригу и Каунас, а также на всемирно известный дулевский фарфоровый завод под Москвой. С той поры у меня на память остался кофейный сервис – одна из моих курсовых работ, изготовленная мною по моим же эскизам в Риге. И расписывал его тоже я. Пригодились навыки, полученные в Академии на занятиях по рисунку, который преподавала Нина Михайловна Заалишвили.

Опишите, пожалуйста, кратко весь процесс создания изделия из глины

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистСоздаешь эскиз, потом рисунок. Если его утвердил твой педагог, то затем лепишь модель и делаешь форму. После этого заливаешь форму фарфоровой массой и после высыхания, обжигаешь в печи, предварительно покрыв изделие глазурью. Роспись на фарфоровое изделие наносится после обжига в печи специальными красками поверх глазури.
Технологический процесс изготовления изделия из обычной глины такой же, как из фарфоровой массы, за исключением нанесения росписи. На глиняное изделие роспись наносится красками из различных окислов металлов и, только после этого, оно обжигается в печи при температуре около 900 градусов по Цельсию.

В конце пятидесятых годов прошлого века, на третьем курсе Академии, когда в очередной раз нас направили в Ригу на практику, я познакомился с молодым керамистом, приехавшим на практику из Еревана – Левоном Осиповым, который оказался моим земляком. С тех пор мы дружим и, если надо, помогаем друг другу в работе.

Я проучился в Академии пять лет плюс шестой год – дипломный. Это был сервиз для вина и фруктов. К сожалению, у меня осталась только фотография той работы. Хотелось сохранить для себя хотя бы копию, но пока не удается – как только я заканчиваю работу над сервизом, как, тут же находится желающий его купить.

Что же было после Академии

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистПосле Академии, вместо творческой работы, я проработал вместе с отцом в "Промоформлении", или попросту в рекламе, около десяти лет – наша семья нуждалась в деньгах, а заработок художника, только окончившего Академию художеств, был, увы, не только недостаточным, но и не отличался постоянством. Правда работая, как говорится: "за хлеб насущный", руки скучали по творчеству. В свободное время ходил в Ботанический сад, делал там этюды. Сейчас они висят в моей квартире, как воспоминания о тех годах.

Потом, немного окрепнув экономически, параллельно с работой в рекламе стал потихоньку выставляться. Меня заметили, как художника-керамиста. Появилась уверенность в своих силах и наметились планы дальнейшего творчества в области керамики и живописи.

Помню, в первый раз в творческую командировку на два месяца во Всесоюзный Дом Творчества "Сенеж" от Союза Художников СССР меня послали как дизайнера. Это в Московской области на озере Сенеж, недалеко от города Солнечногорска. Дом творчества пять раз в году собирал художников со всего Союза – группу живописцев в составе 70 человек (два три человека от Республик и от больших городов типа Москва, Ленинград), а также группу графиков, дизайнеров, монументалистов. Заезд продолжался два месяца, и художники здесь создавали свои произведения на полном пансионе Союза Художников (СХ) СССР. Комиссия от СХ дважды во время одного заезда отбирала лучшие работы на Всесоюзные выставки.

Необходимых дизайнерских навыков, у меня в то время было недостаточно. Так что эта поездка для меня была не совсем удачной. Был даже неприятный разговор в Союзе художников, после чего я добился отправки меня на следующий год в творческую командировку в Дзинтари (Латвия).

Перед поездкой я сделал эскиз шашлычного сервиза, состоящего из мангала, подсвечника, посуды для маринада мяса, комплекта тарелок на шесть персон, пиал для напитков и т.д. Получив одобрение моего бывшего преподавателя композиции в Академии и руководителя проекта от СХ Грузии – Давида Николаевича Цицишвили, я отправился на латышский керамический завод в свою вторую творческую командировку.

Когда приехал на место и показал утвержденный проект, мне предложили отлить данный сервиз из шамота – материала, почти не известного в Грузии. В практике художественной керамики шамотом называют, обожжённую во вращающихся или шахтных печах при температуре 1300-1500°C, пластичную массу на основе огнеупорных глин разного состава, т.н. каолина с добавлением мелкой шамотной крошки. Обжигалась данная масса вплоть до потери пластичности. Работая с шамотом можно было пропустить весь технологический процесс изготовления керамических изделий, который мы в течении пяти лет изучали в Академии. Т.е. просто брать и лепить изделия без предварительных заготовок и форм.

И вот я начал разминать шамот в воде. Этот материал великолепно поддавался под моими пальцами и работа быстро подвигалась вперед. Во время работы над шашлычницей я успел поспорить с местным деканом факультета керамики Кругловым. Я доказывал ему, что при наличии великолепных материалов и техники нанесения глазури на изделие, в работах местных мастеров отсутствует, или вернее, слабой частью является композиционная законченность изделия. Взглянув на их изделия можно было увидеть присутствие этакой "многоэтажности" исполнения, где можно варьировать комбинацией "этажей", получая при этом различные формы.
Нас же учили в обязательном присутствии единой гибкой линии изделия, придающей ему совершенство формы, соответственно – невозможности отойти от содержания и сущности. …

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистПридя через некоторое время на выставку выполненных нами изделий, Круглов долго стоял перед моими работами, а потом сказал мне: "Вы были абсолютно правы. Вся композиция построена идеально. В ваших работах нет ничего лишнего. Здесь нечего убрать…".

Я привез тогда из Риги шамот в Грузию и потихоньку стал работать с этим материалом. Помог мне в этом мой коллега, замечательный керамист и старый товарищ – Левон Осипов. У него в тот период была лучшая оборудованная мастерская в городе и большая печь, в которой мы, при надобности, подымали температуру до 1350 градусов по Цельсию, обжигая мои изделия из шамота.

За всю жизнь я побывал всего в четырех творческих командировках. Жаль. Хорошее было время.

Можете вспомнить свою первую персональную выставку?

Конечно. Моя первая персональная выставка работ по керамике, живописи и мозаике прошла 17 апреля 1978 году. Я хорошо запомнил эту дату потому, что накануне, 16 апреля, Шеварднадзе – Первый секретарь ЦК КП Грузии, вышел к многотысячной толпе демонстрантов, состоящей в основном из студентов – решался вопрос о государственном языке в Грузии – и объявил, что государственным языком в Грузии остается грузинский язык.
По этому случаю руководство галереи, где проходила выставка, разрешило мне устроить, традиционный в таких случаях, банкет, предоставив зал и посуду.

Когда еще только намечалась моя первая персональная выставка, ко мне домой пришла целая комиссия из СХ Грузии, чтобы утвердить мою кандидатуру. Тогда все было очень ответственно. Художники и их работы отбирались очень тщательно, вносились в очередной план, составлялась смета, происходила оценка работ в рублевом выражении и т.д.
Все тот же Давид Николаевич Цицишвили обратил внимание на мою работу из шамота – тарелку с тремя грациями во время сбора винограда. Постояв недолго, разглядывая тарелку, он вдруг сказал вслух: "Бесподобное сочетание всех линий в том, как они сопряжены. Это все хорошо… да…, но как тебе удалось создать из наружного контура лист винограда". Я глянул – и точно, виноградный лист, но это вышло совершенно случайно, о чем я и сообщил своему старому преподавателю.

Расскажите о необычном случае в Вашей практике

Необычный или нет – не знаю, а вот интересный случай произошел у нас с Левоном, когда я готовил работу на всесоюзную выставку. Тема – "Свадьба". Глиняный фаэтон с, запряженной в него лошадью, и фигурками фаэтонщика, и жениха с невестой, покрытые небесно голубой глазурью. После двухдневного обжига в печи при соответствующей температуре, мы дали печи остудиться, и вскрыли ее.

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистЛевон, не дожидаясь полного охлаждения печи, залез в обжигающую пасть топки и стал вытаскивать обожженные изделия. Когда добрался до фаэтона, оказалось, глазурь у основания от жара растеклась и спеклась с плинтом. Что делать – не знаем. Обсуждаем ситуацию. Вспомнили, что где-то, когда-то, на какой-то выставке в Европе кто-то выставил фарфоровую статуэтку вместе с, накрепко спаянным с ней, плинтом. Тогда, автор получил лестные отзывы от художественных критиков и искусствоведов, которые отметили необычность и оригинальное решение проблемы, показывающее зрителям тяжкий технологический процесс творчества.
Я уже подумывал оставить все, как оно есть, но Левон принял другое решение. Он снова на четвереньках вполз в печь с ведерком холодной воды. Плеснув ее на раскаленный плинт, он с силой ударил по статуэтке и…о, чудо…фаэтон отделился от плинта без внешних повреждений. Повреждения получил сам Левон, до крови поранивший руку об острые края глазури. Вот так тоже бывает в нашем ремесле.

Какие темы Вы выбираете для своих изделий по керамике и, какая из них самая любимая

Моя любимая тема в керамике – виноград и виноделие, но есть среди работ и такие, как вот тот саксофонист, который стоит, прислонившись в углу, и вот-вот заиграет какую-то мелодию. Кроме него, по этой тематике, у меня были еще два скрипача – один из них уехал во Францию. И вообще, в керамике главное не тема, а как это исполнено.

Давайте перейдем от Вашей керамике к живописи, которой тоже немало создано за целую жизнь. Причем, не к этюдам и пейзажам (мы к ним еще вернемся), которые тоже, весьма, интересны по исполнению, а, как бы я ее назвал, "мозаичной" живописи с изображением улиц и домов старого Тифлиса

Да, я пришел к этому уже после выхода на пенсию. Причем не сразу. Сначала использовал настоящую мозаику, но это дорогостоящий и трудоемкий труд не подходил для маленьких картин. Тогда я решил попробовать рисовать мозаику, используя при этом, как Пиросмани, черный фон. Сначала обжигал доску, для получения черного фона, но краски на такую доску ложились плохо, да и фон не очень удовлетворял мои потребности. Потом я начал просто красить доску в черный цвет. Получилось. И теперь я пишу в этой технике. Эти миниатюры старого Тифлиса достаточно популярны среди туристов. Многие художники пытались писать так же, но…

А что же классическая живопись?

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистЗа последнее время я написал ряд картин – пейзажей, натюрмортов и т.д. Сделать это меня заставили мои друзья, которые давно просили выставить на обозрение мои работы по живописи. Я подумал – что же я буду выставлять свои старые работы сорокалетней давности. Вот и создал живописный цикл из новых картин. Вот пейзаж, а вот старая настольная лампа, а вот еще пейзаж, ну и т.д. Все это написано в последнее время. Я не столько для других, сколько самому себе доказал, что не забыл классическую живопись и могу еще творчески мыслить.

Я слышал, что в вас, кроме художественного, сидит еще один дар…Расскажите об этом

В 1973 году я заболел тяжелой формой ишиаса – воспаление седалищного нерва и у меня отнималась правая нога. Ничего не помогало – ни уколы, ни физиотерапия. Я ходил уже с палкой. А моя двоюродная сестра Валентина в то время работала вместе с одним китайцем и занималась лечением таких проблем с помощью гимнастики цигун. Я обратился к ним. Оказалось, что вместе с ишиасом у меня вдавлено три позвонка. Через несколько сеансов боль прошла, а через три месяца палка стала не нужной, и я вновь почувствовал себя человеком. С тех пор я занимаюсь этой гимнастикой. Сначала занятия проходили в зале.
Последние одиннадцать лет, почти каждый день по утрам занимаюсь цигуном в Ботаническом саду, причем, всегда туда и обратно иду пешком, невзирая на погоду. Если случались редкие дни, когда я, по какой либо причине, пропускал утренний моцион в сад, то охранники уже беспокоились – не случилось ли чего. Но я снова появлялся… С меня даже перестали брать плату за вход. Здесь, среди деревьев и кустов сада я вбираю в себя энергию "космоса", не то, что тогда, когда занимался в зале. Я чувствую после этого необыкновенный прилив сил в течении всего дня.

Занимаясь цигуном столь долгое время, вдруг, в конце 90-х, обнаружил в себе экстрасенсорные способности. Сидели мы как-то всей семьей за столом вечером, смотрели телевизор, как вдруг моя рука самопроизвольно под воздействием какой-то силы поднялась вверх. А я уже кое-что знал об экстрасенсорике, да и моя двоюродная сестра Валя обладала даром по фотографиям определять – жив или нет изображенный на ней человек. Я решил проверить себя на фотографии отца, который скончался несколько лет назад. Поднеся руку к фотографии, заметил, как она непроизвольно втянулась, подтверждая версию о неживой материи. С тех пор я знал, что во мне есть эта сила.

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистВ первый раз мне пришлось испытать ее на собственной матери. У нее случился приступ – невыносимые боли в области живота. Скорую помощь в те года было вызывать бесполезно – она могла не приехать вовсе или приехать через несколько часов, да еще надо было заплатить за вызов крупную, по тем временам сумму. Вот я и решился сам помочь, вспомнив все, что подсмотрел у Вали – своей двоюродной сестры.
Потушив свет и настроившись, начал манипулировать руками. Чувствовал, что у меня получается. Через некоторое время мама перестала стонать – боль видно прошла. Но я упорно продолжал свое действо. Вскоре, заметил шарообразный сгусток светящегося пятна синего цвета, появившегося внезапно над моим правым плечом, а еще через несколько мгновений мои руки опустились, как будто получили от кого-то команду – "Стоп! Хватит…".
Когда включил свет, то мама даже не помнила, что несколько десятков минут назад умирала, крича от нестерпимой боли.

Самым тяжелым испытанием для меня была болезнь моей младшей сестры Ниночки. У нее отказали обе почки. Врачи даже не подключили ее к аппарату искусственной почки, отказавшись от процедуры гемодиализа (метод внепочечного очищения крови при острой и хронической почечной недостаточности – прим.ред.), считая это бесполезным. Моя сестра была обречена на скорую кончину, но, вопреки диагнозам врачей, прожила еще пять лет, поддерживаемая только моим биополем. Она ушла в 2003 году, через две недели после смерти нашей матери.

Трудно быть армянином, живя за пределами Армении?

Трудно. Надо быть на голову выше, чтобы добиться успеха в профессии. Напомню, что мой отец был начальником "Главлит"-а, занимал должность председателя "Ассоциации Революционных Художников Грузии". Кроме этого он несколько десятков лет проработал, создавая плакаты, расходившиеся по Союзу миллионными тиражами. И, тем не менее, отец получил звание Заслуженного художника тогда, когда это звание получали уже мои однокурсники.
Я, вступая в Союз художников СССР, целый год ожидал, пока мои документы пойдут в Москву. Очень часто, обещая включить меня в годовой план на участие в выставках, кто-то, от кого это зависело, почему-то забывал вписать меня в состав участников. Такова была система.
Но были и другие, которые, несмотря на ту же систему, помогали мне отправиться в творческие командировки, хотя бы в тот же Дзинтари, несмотря на то, что в год было всего два места на всю Грузию. Правда таких было гораздо меньше. Например – Рома Сухишвили, закончивший Академию на год позже меня, но продвинувшийся по служебной лестнице выше, чем я.

Что бы Вы посоветовали молодежи, для того, чтобы живя вне Армении, оставались бы армянами

Гарегин (Гарик) Мирзоев – художник-керамистЯ как-то не думал над этим вопросом, считая, что в профессии художника он не так актуален, как скажем, в литературе или поэзии. Однако, в последнее время, как стал больше общаться в армянском обществе, заметил, как много там патриотически настроенной молодежи. Наверное, возможность общения со своими сверстниками и участие в различных образовательных и культурно-просветительских программах – это как раз то, что воспитывает молодежь в духе сохранения языка, истории и традиций своего народа. Надо крепче держаться друг за друга и помогать друг другу.

Спасибо

Вел беседу Валерий Унанянц
гл. редактор журнала "Armenian Art Hall – искусство оставаться армянином"
 
 

Смотрите также:

  • Александр Пирадов и, представленная им палитра работ тбилисских армянских художников на живописных тарелках
  • Мигран Дилбарян – архитектор и художник, дизайнер и мастер художественной ковки, член Союза художников Грузии с 1996 года
  • СЕКРЕТ ТРИДЦАТЬ ПЯТЫЙ:
  • Шота Восканян – живописец, известный далеко за пределами своей Родины, Заслуженный художник Армении, член Союза Художников Армении
  • Левон Осипов – Заслуженный художник Грузии


  •  
     
    #1 написал: Jailene (22 мая 2016 03:58)
    Информация удалена из-за несоответствия формату журнала - комментарии коммерческого характера недопустимы
     
     
    #2 написал: JamesnuAli (31 марта 2019 04:16)
    qvjfb
    http://login.ezproxy.canberra.edu.au/login?url=http://youtube-downloader.org
     
     
    #3 написал: Андреl (17 июня 2019 22:39)
    Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(950) 046-30-37 Андрей.
     
     
    Добавление комментария
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить если не виден код



     
         
     
     
      О проекте | Команда | Написать письмо в редакцию Rambler's Top100 Copyright © Armenian Art Hall. 2009