Warning: fopen(/home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/cache/system/cron.php): failed to open stream: Permission denied in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 276 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 277 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 278 Warning: fopen(/home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/cache/informer_1_simple.tmp): failed to open stream: пФЛБЪБОП Ч ДПУФХРЕ in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 334 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 335 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/armenian/domains/armenianarthall.com/public_html/engine/modules/functions.php on line 336 Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО… » Armenian Art Hall

Сделать стартовойДобавить в избранное
 
 
 
 
Мы армяне Гость номера Армянский бренд Это интересно Панармянские форумы Кулинарная Армения Вопросы и ответы
 
   
 
СЕКРЕТ 73

СЕКРЕТ 73...От Карена Кочаряна: "...никогда не забывайте слова нашего великого поэта Егише Чаренца - "...Наша сила в единстве..."
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Сингапурские чудеса армян

Сингапурские чудеса армян...За два столетия летопись острова и история армянских поселенцев настолько тесно переплелись между собой, что в пятидесятую годовщину независимости Сингапура символы армянского наследия небольшой общины были включены в праздничные мероприятия этой страны...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
НЕСГИБАЕМЫЙ АРЦАХ/Ашот Бегларян

НЕСГИБАЕМЫЙ АРЦАХ/Ашот Бегларян...Ашот Бегларян – помощник президента НКР, писатель, журналист, член союзов писателей Нагорного Карабаха и Армении
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Гимн СССР и Москвы: армянский след

Гимн СССР и Москвы: армянский след...Фамилии с окончанием на «...ян» встречаются при изучении истории гимна Москвы и СССР...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Некоторые программы Министерства Диаспоры Республики Армении на 2017 год

Некоторые программы Министерства Диаспоры Республики Армении на 2017 год..."Ари Тун", Летняя школа "Спюрк", фестиваль "Поем песни Комитаса" и другие мероприятия, организованные Министерством Диаспоры Республика Армении в 2017 году...
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
Сыр и мороженое в домашних условиях. Полезные советы...

Сыр и мороженое в домашних условиях. Полезные советы......Молоко, сметана, лимон и немного времени для вкусного и полезного домашнего сыра...Мороженое за 3 минуты плюс время на заморозку, по вкусу не уступает пломбиру...15 продуктов, которые не только помогут вам укрепить память, но и заставят ваш мозг работать более быстро и также регенерировать костную ткань.
 

показать все статьи

 
     
 
   
 
 
Приемная консулаДобро пожаловать в Приемную Консула Республики Армения в Грузии. Здесь Вы можете задать вопрос по любой, волнующей Вас, теме, связанной с консульскими услугами и, заполнив форму, направить электронное послание в адрес нашей редакции.
 

войти в приемную

 
     
 
   
 
Апостолы атомного века - Киракос Метаксян, Самвел Кочарянц, Артем Алиханов и другие

Апостолы атомного века - Киракос Метаксян, Самвел Кочарянц, Артем Алиханов и другие...Нам остается неотъемлемое право гордиться тем, что все эти действительно выдающиеся люди – наши соотечественники, тем, что в их жилах текла армянская кровь...
 

показать все вопросы и ответы

 
     
 
   
 
Европейские армянские игры-2017 в Женеве
 
Европейские армянские игры-2017 в Женеве
показать все репортажи
 
     
 
     
 
 
Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…
 
 
Гость номера
 
   
Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО……Если бы я не родился в Тбилиси, я бы не смог увидеть мир так, как вижу его сейчас в своих работах, и это был бы другой Маис Мхитарян…

Родился в Тбилиси в октябре 1962 года в традиционной армянской семье. Отец – Сергей Мхитарян – был сапожником, мать – Татьяна, работала долго в больнице, потом ушла с работы и полностью переключилась на семью, т.е., на нас.
В нашей семье, после сестры Гаянэ и брата Рубена, я был третьим, самым младшим ребенком. В 1961 году, где-то за год до моего рождения мама заболела тифом. Состояние ее настолько ухудшилось, что признаков жизни в ней не углядели даже врачи. Ее перенесли в морг и положили рядом с умершими от тифа, дожидаться своей очереди к сожжению. И только моя бабушка, не поверив в смерть своей невестки, пришла в морг и, взяв ее за руку, услышала едва заметные нечастые удары сердца. Тут же она подняла на ноги всех. Через несколько минут, тело моей матери было окутано грелками с теплой водой, собранными со всей больницы. А еще через некоторое время она пришла в сознание. После этого случая мама быстро пошла на поправку и вскоре выписалась из больницы. А еще через некоторое время она поняла, что ждет еще одного ребенка и как ее не уговаривали избавиться от него – то бишь от меня, она не соглашалась. Ей говорили, что, мол, ребенок, выношенный в условиях ослабленного тифом организма, может приобрести неизлечимые генетические заболевания, но она стояла на своем и, в положенное время, в нашей семье, как подарок от Бога, прибавился еще один абсолютно здоровый малыш, т.е. – я.

Никто не знает, откуда приходит, и куда уходит, но когда рано или поздно осознаешь, что ты пришел в этот чудный мир, созданный Богом, как его подарок, надо быть хозяином этого дара и все, что тебе дано, должно быть тобою принято. И когда я осознал, что такое КРАСОТА, вместе с этим я увидел и путь, по которому эту КРАСОТУ преподнести – прежде всего, самому себе. И этот путь есть ЖИВОПИСЬ.

Но это, наверное, было потом. Расскажи о своей семье

Рассказывая о той семейной ауре, в которой я появился на свет, не могу не вспомнить мою бабушку Ашхен. Она была царицей всех наших семейных праздников. Не хуже профессионального тамады могла провести любое застолье. Тут сказывалось влияние ее отца – она была из богатого рода Шаумянов. Ее отец имел в свое время два спиртовых завода в Батуми и построил первый в городе кинотеатр, был благородным человеком, меценатом, и в то же время не без причуд – например, ездил на одном фаэтоне, а сзади, на другом, с почетом везли его шляпу. Вообще шляпы занимали особое место в нашей семье. У бабушки, например, была большая коллекция разнообразных шляпок, которые она получала из Парижа. Да и во многих моих картинных композициях шляпе отведено не последнее место.
Мой прадед очень любил армянскую литературу и всячески поддерживал молодых писателей и поэтов. Так он профинансировал издание первых произведений молодого Ованеса Туманяна и других авторов. Вот какие замечательные у меня были предки.

Рисовать я начал рано, еще до школы. Мне сейчас кажется, что я готовился стать художником еще в утробе матери. Все что она видела, передавалось мне. Когда они с отцом вместе ходили на спектакли в театр, киносеансы, концерты, или просто гуляли по Тбилиси, я, наверное, уже тогда ощущал всю декоративность дам с их шляпками, слышал, как на улицах играл шарманшик, в подсознании представлял прекрасные базарные мизансцены и чувствовал ароматы восточного города.

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…И мама первая заметила, что в моих детских рисунках присутствует смысл. Мы жили тогда на Метрострое (один из окраинных районов города – прим.ред.). Когда подрос, пошел в, находящуюся тут же, 110-ю, тогда еще, армянскую школу. Не могу назвать, какие предметы кроме рисования мне больше всего нравились. Наверное, история. И еще, наверное, математика. Но, не потому что я был в ней силен – отнюдь нет. Просто наша математичка была очень красивой женщиной. Каждый раз, когда она приходила в класс в новых красивых платьях, я просто любовался ею. Тем более, что она была нашей классной руководительницей.

Мой путь был предопределен с самого детства. В школу я приходил с этюдником, так как после уроков занимался в Доме пионеров нашего района, затем – в городском Дворце пионеров и, позже – на подготовительных курсах Академии художеств. В школе все – и ученики, и педагоги, с уважением относились к моему увлечению. В благодарность за такое отношение, я, в 1980 году, по окончании школы, разрисовал всем выпускникам, живущим на нашей улице, их рубашки и фартуки – и не только из нашей школы, но и из других школ.

Лет семь назад, когда в очередной раз я приехал в Тбилиси, меня позвали на последний звонок в родную школу. После обычных торжественных выступлений выпускников, нас, приглашенных, позвали на, также обычный в таких случаях, банкет. Там я встретил своих бывших учителей, в том числе и свою классную руководительницу. Мне было стыдно, когда они заговорили о моих успехах в учебе, так как учился плохо и оценка "пять" была у меня только по физкультуре, да, пожалуй, и по рисованию до четвертого класса. У меня даже комок подкатил к горлу, но я сдержался и стыдливо промолчал.

Закончив восьмой класс, я приехал в Ереван поступать в училище им. Тернемезяна. Но опоздал. Экзамены уже состоялись.

Почему не в им. Николадзе или им. Тоидзе в Тбилиси?

Я учился в армянской школе и с грузинским у меня было не очень. А там при поступлении, кроме специальных предметов, за которые я не волновался, надо было сдавать именно грузинскую литературу, историю и т.д. так же, как и в Академии.

Понятно, хотя и грустно

После окончания школы поступить в художественный ВУЗ ни в Грузии, ни в Армении по ряду причин тоже не получилось. В основном из-за коррупционных схем, существующих в стране Советов того времени.

Но я уже тогда считался вполне самостоятельным художником и состоял при клубе художников-самоучек на Мэйдане (исторический центр города Тбилиси – прим.ред.). На выставках, организованных клубом, выставлялись и мои работы.

Осенью 1980 года меня призвали в армию – мне тогда уже исполнилось восемнадцать лет. Направили в город Климовск под Подольском, Московской области, в войска связи. Здесь я, в учебке, получил военную специальность – экспедитор-кодировщик. Здесь же и остался до конца службы. Доставлял командованию воинских частей кодированные телеграммы и отправлял такие же по назначению.

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…С первых же дней своей службы, еще до присяги, по военному городку прошел слух о моих способностях к рисованию. Не помню, сколько я в то время оформил дембельских альбомов, но первый – помню. Наш старший сержант в учебной роте, которому до отъезда домой оставалась всего неделя, положил передо мной чистый альбом и кучу фотографий. Этот альбом стал моей визитной карточкой. Я бы даже сказал, что красиво оформленный дембельский альбом – это целое искусство, не каждому данное. Есть такой альбом и у меня. Я его храню вместе с особо дорогими мне вещами.

Самым памятным днем моей службы был тот день, когда потерялись секретные телеграммы. В этот день, как раз ко мне в часть приехала мама с подарками для меня и моих друзей. Я успел встретить ее на проходной, взять пакет, в основном с продуктами и понес его в часть, чтобы потом налегке, поговорить с матерью. Но не успел добежать до казармы, где меня уже ждали с нетерпением мои товарищи, как в части объявили тревогу. И пришлось мне, вместо давно ожидаемой встречи с близкими, искать вместе со всеми пропавшие документы. А так как эти телеграммы проходили только через меня и моего товарища, то нам не пришлось в эту ночь спать. Документы, в конце концов, нашлись, правда, в подпорченном виде. Кто-то видно позавидовал нам – вернее, нашему более свободному графику воинской службы, и решил подгадить. Долго еще после этого случая у нас работали специалисты из известных органов.

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…Зная о том, что я умею художественно писать красками, последние шесть месяцев службы меня перевели в гарнизонный клуб художником. Там, в память о том периоде моей службы, кроме живописных работ, остались, сделанные мной большие чеканки с изображением герба СССР, профиля Ленина и другие. Меня даже возили в Москву, чтобы я и здесь мог приложить свое умение чеканить, которое тоже освоил самостоятельно, хотя у меня тогда даже нормальных инструментов для чеканки не было.

За всю службу у меня был всего один конфликт со своим сослуживцем. Он был моим другом все два года. Спор возник тогда, когда тот, уже в ранге "деда" хотел заставить, только что прибывшего в учебку молодого солдатика, принести что-то.
В этот момент мне вспомнился тот день, когда я впервые перешагнул с товарищами ворота нашей учебки. Был ноябрь – уже выпал снег. Для меня это была первая неожиданность – в Тбилиси снег выпадал гораздо позже. Мне было восемнадцать, и я глядел на мир в погонах таким же детским взглядом, как и те ребята, что прибыли под конец моей службы, хотя разница в возрасте между нами была всего в два года.
Это воспоминание было настолько впечатляющим для меня, что я вступился за молодежь, которой служить еще два года, тогда, как мы должны были покинуть часть в ближайшие дни.

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…И еще одно воспоминание. Рисование на платках. Часто под рукой не было чистого листа бумаги, так я рисовал на платках. Правда, когда в поле моего зрения попадал наш офицер или прапорщик, то я, естественно, убирал его. Потом дарил эти платки друзьям-знакомым. К сожалению, после армии у меня не осталось ни одного. Как-то раз один из таких рисунков увидел офицер – майор из нашего военного городка. Ему понравилось, и он попросил нарисовать портрет своей возлюбленной. Я исполнил его просьбу. Это была графика, исполненная четырехцветной шариковой ручкой. Майор показал платок своему отцу – генералу из Москвы, и тот помог выбить для меня лимит на поступление в московское художественное училище им. Сурикова. Позже я поменял его на Ереван, хотя меня многие отговаривали не делать этого.

Вернувшись после армии и не поступив в этот год на так желаемый факультет в Ереване – там не приняли мой лимит, так как он первоначально был выдан на Москву. Огорченный, я вернулся в Тбилиси и начал работать художником на танковом заводе. Цель была одна – найти подходящую площадь под мастерскую, чтоб заниматься любимым делом, т.е., живописью. Днем до двенадцати я работал на нужды завода – всякие там лозунги и плакаты, а после – совершенствовал свое мастерство живописца, отдаваясь свободному полету мысли в составлении сюжетов и композиции. Работал допоздна. Если для работы мне нужна была натурщица, я приглашал натурщицу. Если еще, что-нибудь, то и тут проблем не было.
В один из таких дней, работая в своей мастерской, я понял, что в моих работах стало рождаться нéчто, что давало мне возможность прикоснуться к искусству на новом, более высоком уровне.
В тот период я написал картину на сюжет Адама и Евы. В том сюжете есть много чего такого, что необходимо для свободного полета мысли живописца. Я бы сравнил это состояние с Большой Поэзией, хотя меня слово "большой" бьет по ушам – поэзия или есть или ее нет. Но, сегодня я бы написал ее совершенно по-другому. Там много что поменялось бы. Это будет мощная работа. Пусть только Господь даст мне на это время.

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…Четыре раза после армии, я сдавал в Ереванский театральный институт на факультет живописи, имея на руках тот самый злополучный лимит на поступление в художественный ВУЗ страны. Однако, меня все равно заставляли сдавать на общих основаниях. В последний раз я получил две пятерки, одну четверку и тройку, которую тут же опротестовал. Назначили комиссию и один из членов той комиссии, взяв в руки мою работу, начал мне доказывать, что дно кувшина нарисованного мной настолько маленькое, что если заполнить такой кувшин водой, то он, обязательно опрокинуться. В ответ я привел пример скульптуры Вардана Мамиконяна выполненной Ервандом Кочаром, которая столько лет, невзирая на ветер, дождь и другие погодные катаклизмы, продолжает стоять на единственной точке опоры, и не думает опрокидываться. В наш разговор вмешался проректор института. Узнав в чем дело, он заявил, что только благодаря тому, что я приехал из Тбилиси, мне поставили тройку, а так моя работа тянет на двойку. Это меня обидело до глубины души, и я в сердцах заявил, что хоть по баллам, наверное, мог бы быть зачислен на художественный факультет, но уже сам, я, принципиально не хотел учиться в ВУЗ-е, в котором моими преподавателями были бы мои экзаменаторы. С этими словами я забрал документы, работы и уехал в родной Тбилиси, где меня уже знали, как состоявшегося художника и где я, буквально, сразу же по приезду из армии с 1983 года неоднократно выставлялся со своими работами.

Известная уже тогда миру художница Гаяне Хачатрян, однажды увидев мои картины, заявила мне: "Зачем вам еще учиться, Маис. Как художник, Вы уже состоялись"
То же самое мне сказал в 1986-ом году в Тбилиси Генрих Игитян – известный армянский искуствовед, создатель музея современного искусства в Ереване (музей стоит на перекрестке проспекта Маштоца и ул. М.Сарьяна – прим.ред.) . Тогда он впервые увидел мои работы и сразу же предложил переехать работать в Ереван. Но в тот раз я не был готов.

Через год он выставил две мои работы среди картин маститых художников в своем музее, что принесло мне признание и уважение среди известных мастеров живописи Армении.

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…Несмотря на советы этих двух авторитетнейших для меня людей, я все же хотел получить кое какие теоретические навыки. Для этого я поехал в, тогда еще, Ленинград. Пришел к секретарю городского союза художников Галумову – тбилисскому армянину, дяде моего друга Игоря, с которым вместе работали на танковом заводе в Тбилиси, и объяснил ему свою ситуацию. Просмотрев мои работы, он спросил меня: "Сынок, зачем тебе учиться?". Я ответил: "Хочу". "Ладно, пойдем завтра в Академию". На том и порешили (в то время в СССР было всего три Академии – в Риге, Ленинграде им. И. Репина и Тбилиси – им. А. Кутателадзе – прим.ред.). на следующий день мы встретились в Академии и он повел меня по аудиториям – вот натура, вот графика, вот композиция и многое другое, что изучается в Академии в течение пяти долгих лет. Показав мне все это, он повторил, то, что мне говорили Гаянэ и Генрих, мол, зачем мне все это, мол, у меня уже есть свой узнаваемый почерк, и я только потеряю время. Я тогда еще подумал, что и он просто не хочет мне помочь. Но через три дня Галумов приехал утром ко мне в гостиницу и сказал, что если я не передумаю, то с первого сентября меня зачислят в Репинку без экзаменов. Ответ надо было дать в течение двадцати дней. После этого разговора, у меня была еще одна встреча с преподавателями Академии, армянами, выходцами из Ленинакана (ныне Гюмри – прим.ред.). Просмотрев мои работы, один из них сказал, что, за пять лет учебы, я растеряю то, чем обладаю. И я подумал, что может все они правы и зачем мне эта бумажка об окончании ВУЗ-а, если во мне уже признают живописца. Решение пришло, и я уехал из Ленинграда. Так закончилась моя эпопея получить высшее образование. Но я не жалею. Видно так было угодно господу, и я всегда ощущал его твердую руку, ведущую меня по жизни.
Позже, Гаянэ Хачатрян успокаивала меня, приводя в пример великого Рубенса, который тоже не имел художественного образования, да и сама Гаянэ закончила только училище.

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…В 1992 году на фестивале армянских театральных коллективов в Ереване премию за лучшую мужскую роль получил Фрунзик Мкртчян, за режиссуру – Хорен Абрамян, а все остальные победы в номинациях были за тбилисским коллективом армянского театра под управлением Армена Баяндуряна, представившего пьесу "Կանչեցին" ("Канчецин", в переводе – "Позвали", автор пьесы – Армен Баяндурян – прим.ред.), в том числе и за художественное оформление. А художником того спектакля был Ваш покорный слуга. Так что я еще и лауреат премии Вардана Аджемяна.

После фестиваля мне предложили сделать персональную выставку в Ереване и через год, с помощью все того же Генриха Игитяна она состоялась. Все эти годы он неоднократно предлагал мне переехать работать в Ереван. Наконец в 1996 году ему это удалось, и я переехал в Ереван с семьей. Начинался новый этап моей жизни. Мне было 35 лет.

Как тебя приняла Армения?

Армения приняла меня очень хорошо. Как только приехал в Ереван со всей семьей – женой Наринэ и тремя детьми – Сергеем, Рубеном и Лилит, еще нигде не устроившись с жильем, прямо с чемоданами, заявился в музей современного искусства к Генриху Игитяну – директору музея, где были выставлены ряд моих работ. В это время в музее находилась делегация японских бизнесменов, которую привел директор коньячного завода "Арарат" – Эдуард Липаритович Акопян. Японцев как раз заинтересовали мои работы и они попросили познакомить их с автором. Генрих тут же воспользовался моментом и представил меня, сказав, что я только что переехал с семьей в Ереван и нам даже пока еще негде жить. Тут в разговор вмешался Эдуард Липаритович. Он предложил пожить в его пустующей квартире в районе Сарытаг (исторический район Еревана с частными домами – прим.ред.). Так мы до сих пор и живем в той самой квартире, предоставленной нам директором завода "Арарат". Первые года мы не платили никакой аренды за эту площадь – Эдуард Липаритович категорически не соглашался брать с нас деньги. Тогда я каждый год дарил ему и членам его семьи свои работы. Через несколько лет мы выкупили эту квартиру на втором этаже и прикупили к ней первый этаж. Так что, сегодня, весь небольшой дворик в нашем распоряжении, а квартира на втором этаже стала моей мастерской и местом для приемов дорогих гостей.

С 1997-ого года режиссерами Норой Мурадян, Рубеном Кочаром, Акоб Кутсузяном, Арпине Симонян, Артемом Сарксян и другими снято несколько документальных фильмов обо мне и моих картинах.
В 2000-ом году я стал членом союза художников Армении.
В 2001-ом году Виген Чалдранян использовал мои картины в фильме "Симфония молчания".
С 2003-ого года стал членом ассоциации ЮНЕСКО.
С 2003 по 2008 годы известная американская семья коллекционеров Палян – Варткез и Рита, приобрела двадцать семь моих работ.
В 2006-ом году они профинансировали каталог-альбом моих работ "Маис Мхитарян", что сделало меня еще более узнаваемым в мире искусства, как среди художников, так и в среде коллекционеров.
2007-ом году вышла книга стихов Саят-Новы с одноименным названием и моими картинами – издатели посчитали, что стихи Саят-Новы и картины Маиса созвучны друг другу. Редактором книги стал Артак Восканян.
С 2008-ого года четыре мои картины из коллекции семьи Палян выставлены в главном офисе Всемирного банка в Вашингтоне. Вообще, эта семья сделала много не только для меня и для многих других художников. Кроме всего прочего, семья Палян открыла в Ереване современный Центр маммографии, спасая от страшной болезни многих армянских женщин.
В 2011-ом году Григор Мовсисян и я получили по медали от Патриарха всех Армян Гарегина II за то что сделали завес скинии (скиния - "шатёр, палатка", "обиталище, местопребывание", "шатёр встречи, собрания" — в основном употребляется в значении походного храма евреев. В русской традиции также употребляется синоним слова скиния – "куща" – прим.ред.).
В 2012-ом году вышла книга Григора Мовсисяна "Рождения Вахагна или второе пришествие нашего спасителя Иисуса Христа". Иллюстрации к книге сделал я.
В 2013-ом году напечатали книгу "Под ногами Господними". Автором книги является Садур Судар Синх, перевод книги с англиского на армянскый сделал Григор Мовсисян, а иллюстрировал ее я.

К какому стилю в живописи относятся картины Маиса Мхитаряна?

Знаешь, я все эти "-измы" в искусстве не воспринимаю. Искусство вне времени, искусство или есть или его нет . Не ищите в искусстве "-измов", искусство больше чем все придуманные
"-измы" .
"Измы" вводят искусство в клетку. Представьте льва в дикой природе , он король среди зверей , а в клетке всего на всего безобидное животное .
Для меня, конкретно, работа или есть или ее нет. Возьмем Ван Гога – это классик. Его искусство вечно. Он не представляет какое-то течение. Он представляет свою живопись – мир, какой он создал сам. Рембрандт – то же самое.
Для меня не существует другой оценки произведений того или иного художника, как привлекают они мое внимание или нет.

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…Что можно сказать о творчестве Пикассо? Большинство видят в нем искусного кубиста, тем самым сажая "льва в клетку". Некоторые "исследователи" его творчества, загоняя его в рамки кубизма, тем самым ставят его в ряд с остальными кубистами, используя стандартные фразы и выражения. Под них можно подвести творчество любого художника. Почему так получается? Потому что, о его живописи трудно говорить – какие цвета, какие гаммы, какие формы он привнес в живопись, превознося свое искусство на самый высокий уровень.

Однажды, в Тбилиси мне принесли статью одного искусствоведа о моем творчестве. Я прочитал и сказал, что статья не обо мне. Под эти стандартные парадные фразы можно подвести творчество любого известного мастера – Бажбеук-Меликова, Гаянэ Хачатрян, Параджанова и т.д. А где Маис Мхитарян? Где он? Чем его работы отличаются от других авторов и отличаются ли?

Нестандартная сюжетная линия, характер героев композиции, цветопередача их настроения и необычный декор – делали мои картины узнаваемыми среди картин других художников. Я стал развиваться в этом направлении и, в конце концов, стал Маисом Мхитаряном – свободным от всяких "-измов", художником.

В одном из документальных фильмов, Генрих Игитян произнес одну фразу, которой я горжусь: " Бажбеук-Меликян, Параджанов, Гаяне Хачатрян и Маис Мхитарян – они все не похожи друг на друга, но они с одной Планеты...". Он же, как-то сказал, что не знает, к какому "-изму" принадлежит мое творчество. Наверное, к стилю "маисизма" – и расхохотался.

Расскажи о твоей встрече с Параджановым?

Тот день незабываемый для меня. Как-то, когда я в очередной раз зашел к Гаянэ – а мы уже были так близки, что встречались почти каждый день, она сказала, что должны обязательно в этот день встретиться с Великим режиссером, и мы вместе пошли к нему. Параджанов встретил нас прекрасно, Дом его был полон гостей – это был один из последних дней его пребыванием в Тбилиси перед отъездом, как говорят сейчас, "на пмж" (на постоянное место жительства – прим.ред.) в Ереван.
Оставив их, он начел показывать нам свои коллажи, показал письмо от Феллини и, сразу же, спросил, какая же из его работ понравилась мне. Я ответил искренно, что сам Параджанов произвел на меня гораздо большее впечатление, чем его коллажи. Он тут же резко ударил рукой по столу, чтобы обратить внимание присутствующих, и заявил, что пришел молодой художник, увидел его и оценил, а они, мол, все время рядом с ним и не ценят его.

Параджанов сразу же предложил мне стать главным художником его фильма "Ашуг Хариб", над которым он в данный момент работал, хотя до этого не видел ни одной работы, написанной мной. Узнав от Гаянэ, что я живописец, он тут же сменил тему. В этот день он подарил мне всю свою мебель из тбилисского дома.

Это была наша первая и последняя встреча. Зрелищный мир Параджанова – это очень интересно. Конечно на нас влияет все что создано великими поэтами о том, что нас окружает , видимое и невидимое, красота , запахи цветов и т.д., но надо воспевать и свою, маленькую, может незначительную поэзию, которая дана тебе от Бога, но при всем при этом, восхищаться великими поэтами и кричать браво Моцарт , Параджанов , Нарекаци , Тарковский, Аршил Горки , Саят-Нова ...

Тяжело быть художником?

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…Я бы сказал – да. С рождения человек много раз рождается и умирает. Истинное рождение – это тот миг, когда осознаешь творение Бога и входишь в чрево искусства. Когда начинаешь писать картину, происходит чудо-диалог любви между тобой и картиной, тогда открывается вселенная, где цвета озвучивают гармонию света, и зрелищные образы в шляпах пляшут танец вечной любви. Они для нас открывают новые миры. И кто в себе носит эту искру красоты, становится соавтором этой картины.
Когда я начинаю писать очередную картину, приглашаю своих друзей – Пергалези , Керубини , Моцарта , Комитаса, ..., словом, весь окружающий меня мир, моих предков, мою семью, видимое и невидимое, и, самое главное, Бога, который присутствует везде .
И со всеми, которых я назвал и которых забыл назвать – они все со мной пишут эту картину. И я понял – стыдно подписывать под картиной свое имя, но коллекционеры, покупатели картин, начали убеждать меня, что у внуков возникнут проблемы ,что надо будет доказывать, что это работа Маиса Мхитаряна. Пришлось подписывать.
Вот и я сейчас ничего не придумываю, а пишу что дано мне от Бога, а я истинно и глубоко верующий человек. Пишу именно ту красоту, что нас окружает. Надо воспевать и беречь красоту и любовь.
Люди искусства должны подражать своему духовному Отцу. То, что случилось в 1915-ом году – попытка уничтожить армянский народ – ужасно. Страшно даже говорить об этом. Великий мастер Мартирос Сарьян увидел в Эчмиадзине армян, спасшихся от Геноцида, и чуть не сошел с ума – его отправили в госпиталь, в Тбилиси. Через три дня он вернулся и продолжил рисовать цветы, армянские пейзажи. Он ни разу не нарисовал мертвого или голодного ребенка. Так и Аршил Горки . Эти великие сыновья армянского народа воспевали божественную поэзию, где присутствует любовь, красота и вечность.
Вселенная держится на вечной любви и красоте. По большому счету, красота – это женщина, а еще красивее – это беременная женщина и мать, которая кормит грудью своего ребенка.
У каждого из нас есть маска, которая скрывает истину. Перед мольбертом и перед искусством надо открыть те захлопнутые двери, которые в тебе. И тогда можно искренно придти к Богу и искусству.
Есть художники, которые в себе несут всю вселенную. Я бы назвал имена всех этих великих поэтов но их очень много – Шагал, Минас Аветисян, Леанардо и Ботичели, Микеланджело, Ван Гог и Гоген, Ерванд Кочар и Пикассо, Боцх и Дали… – нет, я не в силах назвать всех поэтов с кем дружу. А Тулуз-Лотрек потом мне скажет: "Что я сделал плохого, что не назвал моего имени…". И таких – великое множество.

Чтобы иметь свой почерк и заявить о себе – хотя бы очень скромно, негромко, надо прожить целую жизнь, и не попасть под влияние творчества какого то определенного художника. Иначе ты потеряешь свою индивидуальность. Есть много на свете виртуозных скрипачей, но Николо Паганини один.

И я, по моему глубокому убеждению, пока только на пути становления. Моя вершина пика творчества еще впереди.

Не могу не спросить об одной, написанной тобой работе – это "Тайная вечеря". Такого видения сюжета и в таком исполнении я не видел ни у кого – а повидал я немало картин известных художников на эту тематику. Расскажи о ней.

В 1993 году прошла небольшая выставка в Тбилиси, где выставлялось всего двенадцать-тринадцать моих картин, написанных мною в ранние года, из коллекции известной любительницы живописи Лианы Лобжанидзе – я ее называю чудо-женщина.
Затем, как я уже говорил ранее, Генрих Игитян устроил мою небольшую персональную выставку в музее современного искусства. Было выставлено с десяток моих картин. Выставке предшествовало театрализованное шоу, устроенное мной. Одетый в длинный до пят широкий халат из вышитой золотом, парчи, с автопортретом на груди, с огромной шляпой на голове, по полям которой бегали мыши, я гулял по улицам Еревана, собирая толпы зевак. Рядом со мной шагала девушка с, приделанным к спине, горбом, на котором сидела живая курица. В моих руках была скрипка, а с пальцев моих свисали яблоки, которыми я угощал прохожих. Было очень весело. Все это было придумано мной, ведь это мой мир.

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…Через два года в АОКС-е (напротив Дома художников на ул. Абовяна – прим.ред.) состоялась моя очередная персональная выставка в Ереване, на которой побывал почти весь дипломатический корпус, аккредитованный в Армении, для чего мы несколько раз заново открывали выставку. Как и в прошлый раз, она проходила весело, с театрализованными представлениями – были оперные исполнители, представительный хор. Во время выставки по полу расхаживал живой индюк. Если бы я сказал привести в зал живого верблюда, то не сомневаюсь, что и это было бы исполнено. В очередной, четвертый или пятый раз, когда по просьбе какого-то официального лица должны были открыть выставку, я запросился домой, в Тбилиси – мне накануне наяву привиделась "Тайная вечеря" в таком виде, в котором ты сейчас ее видишь, и я жаждал поскорее начать ее. Меня долго уговаривали, но я настоял на своем.
Я работал, как никогда, днями и ночами, в буквальном смысле слова по крупицам "сшивая" нитками и красками сюжет картины. Как видишь здесь, кроме живописи присутствует и другая техника. Например, одежды апостолов сшиты из настоящего материала. Долго я подыскивал подходящий материал для одежды Иуды, но ничего мне не нравилось. Однажды, моя супруга решила проведать меня в моей мастерской, которую я оборудовал в старом бабушкином доме. Представь картину – я сижу с ножницами на полу в мастерской, и, вдруг, заходит моя Наринэ в, только что купленном, новом, черном платье. Я в тот момент видел только платье, в котором она пришла ко мне. Глаза мои загорелись. Вот оно. Пришлось жене покупать другое платье, а то – пошло на одежду Иуды.
Я работал над образами этого полотна пять лет, начиная с 1995 года. Во всех изображенных на полотне, лицах апостолов просматривается армянское происхождение. У всех глаза открыты, и только у Иуды одного закрыты. Некоторые из них с древними армянскими инструментами в руках. Спросите, почему вдруг – инструменты? Меня тоже взволновало это тогда, когда я наяву увидел их в привидевшейся мне картине. Потом понял – инструмент – это их сущность. Они даже не понимают, что дирижер – Иисус Христос, проповедуя, управляет ими. Этакий оркестр без звучащих инструментов – у одного нет струн, у другого – смычка, ну, и т.д.
Хор ангелов сзади фигуры Христа уже знают о его приближающемся распятии, и ловят каждое сказанное им слово.
Когда Генрих увидел эту работу, он воскликнул: "Это явление"
Это полотно выставлялось и имело широкий резонанс в Государственной национальной галерее Армении, в Музее современного искусства и в других значимых местах.
Сейчас оно украшает почти две стены в моем ереванском доме.

Когда ты, как художник, понимаешь, что нанес на свое творение последний мазок?

Знаешь, как художник, я ничего не могу сказать, что картина закончена. Сама картина не допускает этого. Говорит мне – все, закрыто. Нечего добавить и нечего убрать. Это, как в музыке – ноты, создающие дисгармонию в звучании инструментов, надо убрать, а если их не хватает для полной гармонии – то добавить. Вот когда ни добавить, ни убавить нечего воцаряется полная гармония. Так и в живописи – художник должен уметь оценивать состояние гармонии в своей работе.

Какова география распространения работ художника Маиса Мхитаряно?

Почти весь мир, кроме Антарктиды и Артики. Даже в Китае, хотя у меня не было заказчика из этой страны.

Чем ты еще занимаешься кроме живописи?

Многим. Сейчас, например, пишу сценарий о Моцарте. Пока не закончил, но, по-моему, это будет интересно посмотреть, если снимут фильм.

Как ты относишься к Тбилиси?

Маис Мхитарян – художник с мировым именем, с 2000 года член Союза художников Армении, с 2003 года член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО…Тбилиси многонациональный город , где переплетаются разные культуры и традиции, где присутствует зрелищность и у каждого есть свой театр.
В свой театр надо входить трезвым и там пьянеть от зрелища, создаваемого актерами, карнавалов цвета и декораций, от оркестра, который играет божественную музыку, от вечных, прекрасных образов, которые в тебе, и которые говорят о тебе. Ну, и, конечно, бани Тбилиси, где обожженные тела танцуют танец Адама и Евы.
В этом чудном городе, родились и творили великие сыновья армянского народа – Саят-Нова , Манташев, Виктор Амбарцумян, Ерванд Кочар, Параджанов, Якулов , Гаяне Хачатрян ..., и другие Великие.
Здесь присутствует ТЕАТР. А там, где присутствует ТЕАТР, в ТЕАТРЕ том можно увидеть и Маиса.

И еще – если бы я не родился в Тбилиси, я бы не смог увидеть мир так, как вижу его сейчас в своих работах, и это был бы другой Маис Мхитарян.

Оставаться армянином – искусство?

Вообще, что определяет любой народ ? Это язык, традиции, обычаи и общность территории. Армяне, живущие вне Армении лишены, общности территории. Остается – язык, традиции, обычаи. Знание языка важно, но по-моему не первостепенно. Говорит он на армянском или нет – главное, чтоб он думал, как армянин. Я когда переехал жить в Армению, давая интервью, старался переводить свои слова с тифлисского лиалекта на литературный ереванский. Потом перестал. Стал говорить так, как привык с детства. Со временем это у меня прошло, но иногда проскальзывает в разговоре, особенно, когда бываю в Тбилиси.
Не знаю, может я не прав, но я думаю, что армянина можно узнать по результату его деятельности. Если он армянин, то это обязательно проявиться. Возьмите в пример творчество Хачатуряна, Бабаджаняна, Таривердиева и других композиторов, творивших за пределами Армении. Хотели они того или не хотели, но в их мелодиях каждый армянин слышит напевы родного края. Вот они были и остались армянами. Так и художники – Мартирос Сарьян, Ерванд Кочар, Аршил Горки, Джото, Гаянэ и другие – где бы они ни находились, где бы ни жили – в Тбилиси, Париже, Нью-Йорке или в Москве, они всегда оставались армянами.
Ну а соблюдение традиций и обычаев – это обязательно для всех желающих остаться армянами

Что бы ты посоветовал молодым армянам, живущим в Диаспоре?

Я бы посоветовал во всем быть на две головы выше, чем другие, и тогда вас признают равными себе. Такими были ашуг Саят-Нова, кинорежиссер Параджанов, художник Якулов – всех не перечислишь…

Беседу провел Валерий Унанянц
главный редактор интернет-журнала
"Искусство оставаться армянином"
г. Ереван, июль


***

Тем, кто хочет получше познакомиться с творчеством Маиса Мхитаряна предлагаем посетить его сайт mayis.jimdo.com, перейти на который Вы можете нажав ЗДЕСЬ
 
 

Смотрите также:

  • ЖИВОПИСНЫЙ ТЕАТР МАИСА МХИТАРЯНА
  • Александр Пирадов и, представленная им палитра работ тбилисских армянских художников на живописных тарелках
  • Мигран Дилбарян – архитектор и художник, дизайнер и мастер художественной ковки, член Союза художников Грузии с 1996 года
  • Левон Осипов – Заслуженный художник Грузии
  • Левон Осипов - заслуженный художник Грузии


  •  
     
    #1 написал: Iren (19 августа 2013 15:54)
    BRAVO... (Y) <<...быть на две головы выше, чем другие, и тогда вас признают равными себе...>>

     
     
    #2 написал: Janine (22 мая 2016 03:15)
    Информация удалена из-за несоответствия формату журнала - комментарии коммерческого характера недопустимы
     
     
    #3 написал: sElenawogy (25 июля 2017 21:51)
    Информация удалена из-за несоответствия формату журнала - комментарии коммерческого характера недопустимы
     
     
    #4 написал: Антон (10 сентября 2019 21:35)
    Перезвоните мне пожалуйста, 8 (999)529-09-18 Антон.
     
     
    Добавление комментария
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить если не виден код



     
         
     
     
      О проекте | Команда | Написать письмо в редакцию Rambler's Top100 Copyright © Armenian Art Hall. 2009